Минск 06:50

Tor Band и другие. Политические репрессии становятся для системы рутиной

Вадим Можейко
Политический аналитик и консультант, кандидат культурологии. Редактор и составитель "Белорусского ежегодника"
Фото: pexels.com

Хотя в последнее время был целый каскад новостей о задержаниях селебрити, на самом деле репрессии в Беларуси не усиливаются, а вышли на плато. Суды и признание экстремистами также идут в стабильном темпе, как и ликвидация общественных организаций. Методичное перемалывание людей запугивает не меньше, чем всплески репрессивной активности, и подстегивает эмиграцию.

Новая волна?

Музыкантов рогачевской группы Tor Band осудили на сроки от семи с половиной до девяти лет колонии. Телеграм-каналы литератора Андрея Ходановича и режиссера Николая Халезина признали экстремистскими. Задержали певицу Ларису Грибалеву (но вскоре отпустили), а вот блогер Анна Бонд, как сообщают правозащитники, провела в изоляторе на Окрестина 15 суток.

Это неполный список репрессий против известных белорусов только за последние недели. Причем информацию о задержании Грибалевой и Бонд давал лишь правозащитный центр “Весна”, сами они никак не комментировали произошедшее. Только опубликовали в соцсетях посты с общими словами а-ля “я в порядке, всем спасибо”, когда оказались на свободе, а информация об их задержании уже все равно была обнародована.

Причиной может быть и страх потерять контракты с рекламодателями, заказчиков внутри Беларуси, и запугивание со стороны силовиков в целом. Близкие многих задержанных по политическим причинам давно боятся общаться с правозащитниками, опасаясь сделать своим родным за решеткой только хуже (хотя нет никаких доказательств, что замалчивание кому-то помогло).

В любом случае есть основания полагать, что репрессий еще больше, чем мы знаем, а случаи селебрити просто на виду — как и вообще все, что с ними связано. Это только укрепляет впечатление, будто пошла новая волна репрессий, что очевидным образом пугает многих в Беларуси.

И здесь наступила пресловутая стабильность

Однако если смотреть не на эмоции и громкие заголовки, а на доступные данные, то социолог Геннадий Коршунов убедительно обосновывает, что репрессии вышли на плато. Он анализирует четыре показателя: количество признанных политзаключенными, количество задержанных и осужденных по политическим мотивам, а также динамику внесения людей в список экстремистов.

В 2023 году данные по каждому конкретному месяцу почти не отличаются от средних. То есть репрессивная машина работает довольно стабильно, без резких скачков активности или простоя. За исключением пиков задержаний в марте и июне, а также просадки всех показателей в месяцы, когда много выходных и отпусков: январе и июле.

В итоге получается график, на котором количественные показатели репрессий в последние три сезона весьма похожи. Пресловутая белорусская стабильность теперь выражается вот так.

Динамика репрессий с осени 2022 по лето 2023 года

Данные: ПЦ "Весна". График: Геннадий Коршунов, "Центр новых идей"

Зачистка гражданского общества тоже вышла на плато

Базовая причина таких показателей — неизменность политической воли Александра Лукашенко. Хотя с начала политического кризиса прошло уже три года, режим не ощущает себя в достаточной степени победителем, чтобы ослабить гайки, — как это бывало всегда ранее после подавления уличных выступлений. Вытеснив протестовавших с улиц, власти не прекратили репрессии.

Более того, с весны 2021 года Минск объявил войну организациям гражданского общества (ОГО). Лукашенко потребовал “разобраться принципиально” с неподконтрольными власти ОГО и фондами, мотивировав это тем, что лоялисты “пальцем показывают, уже требуют” зачистки гражданского общества. А тогдашний глава МИДа Владимир Макей прямо заявил: ужесточение санкций ЕС приведет к тому, что гражданское общество в стране “перестанет существовать”.

Кстати, динамика репрессий против ОГО также демонстрирует выход на плато, как и в случае индивидуальных репрессий.

Динамика ликвидации ОГО в Беларуси в 2023 году

Включены как ОГО в процессе принудительной ликвидации, так и ОГО, принявшие решение о самоликвидации, не дожидаясь суда
Данные: собственные расчеты автора на основе мониторинга Lawtrend

Таким образом, в 2023 году в среднем ликвидируется около 30 ОГО в месяц. Для сравнения: с сентября 2020 по декабрь 2022 года было ликвидировано 1173 ОГО, то есть в среднем более 73 за месяц. Динамика стабилизировалась.

“Врагов” берут по графику

При наличии стабильной вышеупомянутой политической воли на динамику репрессий влияет в большей степени пропускная способность системы. Конечно, в самые горячие недели 2020 года, когда была острая политическая необходимость, и силовики, и суды работали в чрезвычайном режиме конвейера, ставя своеобразные рекорды. Но любая система, тем более бюрократическая, склонна стремиться к рутинизации и работе по стандартному графику, без авралов.

В итоге мы видим, что на динамике политических репрессий скорее сказываются новогодние праздники и летний отдых работников судов и системы МВД, чем собственно политическая ситуация.

Суды идут в своем темпе, как и признание кого-нибудь экстремистами — вне очевидной связи и с динамикой популярности. То есть экстремистскими признают не каких-то новых лидеров мнений, восходящих звезд культуры или набирающие популярность страницы в соцсетях (что было бы политически логично), а в довольно случайном порядке. Например, в октябре нынешнего года экстремистским признали тикток-аккаунт политика Франака Вячорки с аудиторией в 99 подписчиков, не обновлявшийся более трех лет.

Передовой софт на службе у диктатуры

Наконец, с протестов 2020 года у силовиков есть огромный массив видеозаписей: с камер стационарного уличного наблюдения, либо специально отснятых операторами-силовиками, либо просто найденных на конфискованной у журналистов или обычных граждан технике. Расследование ByPol сообщало, что у силовиков есть доступ к платформе умного видеонаблюдения Kipod, разработанной белорусской компанией Synesis и позволяющей идентифицировать попавшего хотя бы на один кадр человека с вероятностью выше 94%.

И хотя Synesis все отрицает, но протестующих, попавших в объективы, так или иначе вычисляют. Например, именно в этом заключался скандал после публикации летом 2023 года на литовском портале Delfi документального фильма Николая Маминова “Хроники настоящего”. Хотя тогда уже было известно про задержания засветившихся на видео, фильм все равно выложили в сеть, не скрывая лиц участников протестов в Беларуси, из-за чего этих людей начали задерживать уже через несколько дней после публикации.

Но каким бы ни был софт, очевидно, что у него есть своя пропускная способность. Сотни и тысячи терабайт видео нельзя обработать одномоментно. Вполне вероятно, что компьютеры условного ГУБОПиКа работают с накопленными видео все время и просто день за днем распознают все новые лица протестующих — в автоматическом режиме. И хотя кто-то уже арестован, а кто-то выехал за границу, но тех, кого можно, методично задерживают.

Прийти могут за каждым

В общем, нельзя сказать, что осенью 2023 года поднялась новая волна политических репрессий. Напротив, они максимально рутинизировались и вышли на плато — более или менее постоянный уровень, отражающий пропускную способность системы при стабильной политической воле.

Но это никоим образом не должно успокаивать ни белорусов, ни международное сообщество. Нет ничего хорошего в том, что политические репрессии идут практически по графику, методично перемалывая людей. За цифрами средних задержаний в месяц — человеческие судьбы.

Такая рутинизация репрессий пугает еще и тем, что не дает спокойствия остающимся в Беларуси на свободе. Даже если тебя не задержали до сих пор — нет никакой уверенности, что не возьмут завтра. За мирные протесты трехлетней давности или репост прогноза погоды tut.by много лет назад (теперь это ведь распространение экстремистской информации).

Такое подвешенное положение подталкивает эмигрировать даже тех, кто пока от репрессий не пострадал. А остающихся запугивает и заставляет держать под рукой контакты горячих линий “Весны” и BYSOL для консультации и потенциальной эвакуации.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru