Минск 16:44

Три сапога пара. Лукашенко просится в компанию Путина и Кима

Александр Класковский
Политический аналитик. Более 20 лет проработал в БелаПАН
Лукашенко, Путин, Ким Чен Ын
Александр Лукашенко, Ким Чен Ын, Владимир Путин
Коллаж на основе фото пресс-службы Кремля

До поры до времени противники Александра Лукашенко, как бы обозначая предел одиозности его режима, выказывали надежду: ну уж Северную Корею в центре Европы построить невозможно. Сейчас же процесс идет полным ходом. И сам правитель Беларуси уже охотно ставит себя на одну доску с вождем КНДР, просится в партнеры.

“Приятно было видеть вас с Ким Чен Ыном на космодроме Восточный. <…> Я думаю, что мы можем подумать и о сотрудничестве где-то на троих. Северная Корея, Россия… Знаю, что интерес огромный у корейцев к вам. Я думаю, кусок работы и Беларуси там найдется”, — заявил Лукашенко на встрече с Владимиром Путиным в Сочи 15 сентября.

На самом деле с КНДР — глухой номер

В реале же перспективы сотрудничества Минска с Пхеньяном близки к нулю. И дело не только в расстоянии. У Кима банально туго с денежкой. Лукашенко же при всей позитивной риторике не такой простак, чтобы гнать северокорейцам товар за красивые глазки тамошнего вождя. Уж если и гнать так далеко на восток, то куда прибыльнее — в разбогатевший Китай. К тому же режим Ким Чен Ына обложен санкциями Совбеза ООН за ядерную программу, и это еще один тормоз.

В 2020-м Беларусь продала в КНДР продукции всего на пару тысяч долларов, в 2021-м — вообще ноль. Купили же у северокорейцев в 2021-м на 3,7 тыс. долларов какой-то ваты или марли (зачем?). Оцените размах.

Так что это краснобайское предложение сообразить на троих идет скорее от ощущения духовного родства. Что символично. Северная Корея давно стала символом планетарного изгойства, крайнего тоталитаризма. Другие диктатуры на этом фоне могут показаться едва ли не светочами демократии. И их вожди как-то не стремятся ассоциироваться с династией Кимов. Теперь, однако, и российский, и лукашенковский режимы деградировали настолько, что не стесняются лезть в объятия к Пхеньяну.

Некоторые СМИ предположили, что Лукашенко интересует сотрудничество с КНДР в ядерной области. Но это тоже не слишком вероятно. Сделать свою ядерную бомбу Минску никто не даст.

Тем не менее белорусского правителя явно вдохновляет пример Кима, которого по причине владения ядеркой боятся задирать даже Штаты. Потому Лукашенко так кичится размещением российского ТЯО на своей территории и старается изобразить себя хозяином этого арсенала. Твердит, что на ядерную державу никто не осмелится нападать. В подкорке, видимо: пусть враги грозят Гаагой, но руки коротки.

“Вагнером” белорусский вождь уже не пугает

В практическом же плане куда интереснее не северокорейский фон, а то, что Лукашенко с Путиным обсуждали в формате своего союзничества. Конечно, обоим не дает покоя Украина.

На публику гость подыграл хозяину. В частности, посоветовал западникам поискать бревно в собственном глазу, “посчитать сначала, сколько они уже направили своих наемников для участия в украинском конфликте, прежде чем пытаться в чем-то упрекать Россию”. Снова была извлечена страшилка про поляков: мол, их воинские части готовы зайти в Украину.

Правда, пугать Варшаву “Вагнером”, как это было во время июльского визита к Путину, Лукашенко сейчас не стал. Надо думать, сработала угроза соседних стран ЕС и НАТО наглухо закрыть границу.

Да и сам лагерь вагнеровцев под Осиповичами скукожился, более половины палаток убрано.

Путин на этой встрече козырнул тем, что уже 300 тысяч россиян добровольно подписали контракт с вооруженными силами. Для Лукашенко это плюс, больше шансов, что от него Кремль не станет требовать посылать на войну своих бойцов (вообще этот вопрос, похоже, раздут комментаторами искусственно).

Додиверсифицировались

Любители языка жестов отметили, что Лукашенко в Сочи снова сидел в позе зависимого, выглядел просителем. На видео гость явно напряжен, выдавливает из себя слова, Путин же — гораздо расслабленнее, балагурит.

Лукашенко не преминул отрапортовать, что в плане интеграции “более 80% задач выполнено, которые мы поставили перед правительствами”. Очевидно, имеются в виду подписанные в 2021-м 28 союзных программ, прежде называвшихся дорожными картами.

Когда-то Лукашенко от них отбрыкивался, поскольку за документами явно читалось намерение Москвы привязать к себе белорусскую экономику намертво. Но после подавления протестов 2020 года и тем более в контексте соучастия в агрессии выбора у белорусского правителя не осталось. Теперь режим сам лезет в эту имперскую ловушку, чтобы экономика не рухнула.

По прогнозу посла в России Дмитрия Крутого, доля РФ во внешнеторговом обороте Беларуси по итогам нынешнего года достигнет 69%. Теперь правительство Беларуси рапортует о все большем крене на Москву с гордостью: вот оно, спасение!

А ведь были времена, когда в Минске стремились к диверсификации внешнеэкономических связей и старались уменьшить эту российскую долю ради экономической безопасности. Ставилась задача равномерно разложить экспорт по трем корзинам: РФ, Запад, дальняя дуга. Но, как признался тот же Крутой, если “до всех этих санкций рынки Западной Европы и Украины для нас по значимости занимали 40%”, то “сегодня они занимают 5%”.

Что ж, молодцы, додиверсифицировались. Посол скромно умалчивает, почему случился такой облом. А случился он потому, что кое-кто в 2020-м не захотел признавать волю народа на выборах и потом был вынужден пустить на свою территорию агрессора для наступления на Киев.

Когда-то Лукашенко открыто схватывался с Путиным на почве интеграции, обвинял Москву в имперских замашках. С тех пор империя стала только наглее, но перечить “младший брат” уже не в состоянии. Он лишь надеется, судя по всему, что на его век торга кусками суверенитета хватит.

С глазу на глаз — про чемодан без ручки?

При этом риторику Лукашенко и Путина насчет относительно успешного противостояния санкциям нельзя назвать пустой бравадой. Оба режима проявили немалую изворотливость, наладили серые схемы.

В моменте иные белорусские предприятия даже выиграли, заняв ниши на российском рынке. За счет переформатирования логистики с помощью РФ Минску удалось найти новые пути экспорта в дальнее зарубежье. Но все это — ценой колоссальной привязки к империи. От степени расположения Путина для белорусского вождя сейчас зависит почти все.

Можно, в частности, предположить, что в Сочи с глазу на глаз Лукашенко просил помочь побыстрее развязать проблему с нахождением в Беларуси остатков “Вагнера”, который явно стал чемоданом без ручки. Между тем “старшему брату”, спихнувшему токсичный актив, теперь до него особо нет дела. Ты, Александр Григорьевич, пригожинцам приют пообещал, ты теперь и расхлебывай.

Потому и сидит гость напряженно, в позе просителя.

В этом плане белорусскому вождю далеко до Ким Чен Ына, который на встрече с Путиным выглядел куда независимее. Это же Москва у Пхеньяна просит снарядов.

“Пытались нас крепко наклонить — ничего не получилось”, — сказал Лукашенко Путину в Сочи, имея в виду Запад. Да, но при этом пришлось самому принять позу подчинения перед Кремлем.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru