Минск 16:55

“Паспорт новой Беларуси” — на подходе. Остается “мелочь” — вернуть гражданам страну

Александр Класковский
Политический аналитик. Более 20 лет проработал в БелаПАН
Паспорт Новой Беларуси
Образец "Паспорта новой Беларуси", который был представлен на конференции в Варшаве 6 августа
Фото: ОПК

Открытие конференции “Новая Беларусь 2023” 6 августа в Варшаве было смазано инцидентом. Светлана Тихановская монотонно, без драйва зачитала вступительное слово, главный смысл которого сводился к тому, что надо быть оптимистичнее. Вероятно, на нее давило то, о чем было объявлено вслед: демократический лидер на время покинет мероприятие по требованию полиции из-за поступивших угроз.

Самая очевидная версия — что это были происки спецслужб Александра Лукашенко. И если так, то в этом есть своя грустная символика: политическая эмиграция пока не может допечь режим, а вот он допекает ее даже за границей.

Уповают на санкции, ордер в Гаагу и победу Украины

По сути, в сухом остатке конференции — несколько декларативных документов. Стратегия демократических сил в развернутом виде — с механизмами, парадигмой действий — так и не презентована. Понятно, что цель — свалить режим. Но как это реально сделать?

Одна из идей (ее горячий промоутер — Павел Латушко) — усиливать санкции до тех пор, пока они не поставят нынешнюю власть на колени. Плюс добиваться уголовной ответственности на международном уровне (“ордера в Гаагу”) для Лукашенко и его соратников, что может-де вызвать раскол элит.

Но на политику западных санкций белорусская оппозиция влияет только косвенно. Даже с учетом нового их пакета это далеко не тот уровень, чтобы опирающийся на Москву режим покачнулся. И термоядерных санкций в обозримой перспективе не будет.

Угроза же попасть в Гаагу, вполне вероятно, будет лишь сплачивать верхушку режима.

Были на конференции и сторонники, условно говоря, мягкого подхода. Например, Иван Кравцов из команды Виктора Бабарико сделал акцент на перспективе национального диалога. Но такого рода идеи сегодня воспринимаются как утопичные. Хотя по большому счету без диалога поляризованное белорусское общество не склеить. Схема, что весь народ стонет под диктатурой, — слишком упрощенная.

Одна из деклараций конференции касается поддержки Украины. Да, это очень важно. Но понятно, что Объединенный переходный кабинет (ОПК) или Координационный совет (КС) не дадут воюющей стране столько дронов, не говоря уж о “Леопардах” или F-16, сколько США и другие страны Запада. Между тем в Киеве многие акторы и спикеры смотрят на целесообразность взаимодействия со структурами Тихановской предельно прагматично, жестко-утилитарно, в духе “а сколько у папы римского дивизий?” Хотя есть симптомы, что лед понемногу трогается.

Резко выступил на конференции Павел Кухта, представитель привечаемого Киевом полка Кастуся Калиновского (ПКК). Он, естественно, продвигал силовой сценарий смены власти и критиковал те пассивные, “оппортунистические” силы в оппозиции, которые-де надеются в итоге геополитических пертурбаций путем переговоров заменить “плохих лукашистов на хороших” (что выглядело не вполне корректно: никто такого пути не предлагает). Хотя прозвучал и реверанс: полк “признает роль Светланы Тихановской как международного представителя Беларуси”.

При этом было сообщено, что осенью ПКК проведет в Киеве свою конференцию. То есть перетягивание одеяла с большой вероятностью продолжится.

Калиновцы не таят своих политических амбиций и, скептически относясь к структурам под эгидой Тихановской, явно хотят стать ядром некоего иного, более действенного с их точки зрения политического центра.

Но при этом с руководством ПКК, похоже, не так просто сварить кашу даже легендарному патриарху оппозиции Зенону Пазьняку, которого в начале года бойцы на ура принимали во фронтовом Бахмуте. Создание совместно с движением Пазьняка “Вольная Беларусь” структуры, априори громко названной Советом безопасности, пока поставлено на паузу. Тем более не срастается с калиновцами у “министра обороны” ОПК Валерия Сахащика.

К слову, тот на конференции с армейской прямотой призвал рассматривать и такой вариант, что Россия может не проиграть войну.

И действительно — что тогда? Рушится вся цепочка: мол, украинцы сокрушат режим Путина, за ним сразу зашатается режим Лукашенко, а тут и мы ловко используем окно возможностей.

Калиновцы призывают создать национально-освободительное движение. На варшавской же конференции продвигалась идея создать “широкое” движение “Новая Беларусь”. Похоже, пока этим двум линиям сойтись не суждено.

Европейский выбор для массы белорусов пока не очевиден

Также принята декларация о членстве Беларуси в ЕС. И это тоже порождает коллизию.

С одной стороны, европейский путь — логичная альтернатива так называемой интеграции с Россией, которая оборачивается ползучей инкорпорацией. Критики Тихановской давно требовали от нее четко определиться с геополитическим выбором, не уставали попрекать давними словами о “мудром Путине”. Сегодня она заявила: “Наша цель — вырвать Беларусь из российской орбиты”.

С другой стороны, социология — в частности исследования под эгидой Андрея Вардомацкого — показывает, что выбор в пользу союза с РФ заметно популярнее среди белорусов, чем вариант вхождения в ЕС. Здесь скажут: так надо сильнее агитировать за Европу. Да, но попробуй разверни такую агитацию, если даже за чтение названных экстремистскими СМИ в Беларуси могут упечь за решетку.

Европейский выбор более свойствен протестной части белорусов. Так, может, лидерам, штабам демократических сил и стоит делать ставку на эту часть общества? Иные так и рассуждают: зачем нам болото, оно ничего не решает, перемены всегда творит пассионарное меньшинство. Другие же говорят об опасности скатиться в сектантство, окончательно уйти в параллельные миры, еще больше оторваться от массы электората, которая уже и сегодня зачастую не видит пересечения своих интересов с лозунгами тех, кого Лукашенко презрительно называет “беглыми”.

В общем, это тоже концептуальный вызов, на который пока нет четкого ответа.

Минус Азаров. Но дело не только в персоналиях

В заключительном слове Тихановская объявила о решении освободить Александра Азарова от должности представителя ОПК по восстановлению правопорядка. Что было ожидаемо: репутацию этого члена кабинета сильно подмочил скандал в объединении бывших силовиков ByPol, а по итогам прошедших накануне слушаний недоверие Азарову высказал КС.

Сами слушания стали демонстрацией разделения властей, которого нет в системе Лукашенко. Протопарламент принял отчеты “министров” Тихановской, задал им острые вопросы. Правда, пока это такой эксперимент в пробирке. Но многие активисты подчеркивают, что подобная практика важна в плане выработки политической культуры, формирования у лидеров политической альтернативы чувства ответственности.

Другое дело, что критики самого КС продолжают задавать сакраментальный вопрос: а кто все эти люди? Да, всенародных выборов “протопарламентариев” не было. На конференции прозвучало намерение провести в 2024 году демократические выборы КС как представительного органа белорусского народа.

Вероятно, из этого попытаются сделать альтернативу лукашенковским “выборам” в Палату представителей и местные советы (эта кампания режима на конференции априори объявлена обманом и имитацией). Однако в условиях репрессий, страха обеспечить массовое голосование белорусов за кандидатов в новый состав КС, даже на виртуальной платформе, — дело очень неблагодарное.

Если режим устоит, то легко прогнозировать, что и президентские выборы-2025, на которых Лукашенко, вероятно, захочет проштамповать себе новый срок, его противники загодя заклеймят как обман и имитацию. Но это не решит автоматически проблему дальнейшей легитимности Тихановской, ее политический капитал рискует истончиться.

Это будет навсегда, пока не кончится

Итак, главная претензия к организаторам конференции — что в ее документах стратегия смены режима выглядит декларативно. О механизмах говорится мало. Либо же это те механизмы, на которые оппозиция мало влияет.

Другое дело, что легко бросать камни. Вдобавок стоит заметить: сами такого рода мероприятия — в значительной мере шоу. Это априори не тот формат, когда можно сгенерировать стратегию. За день на коленке это не делается.

И если с этим в принципе тормоз, значит, никаких чудодейственных механизмов просто нет. Закавыка не в том, что у противников режима мало мозгов или энергии. Речь о том, что есть закономерные исторические процессы, через которые не перепрыгнешь.

Вслед за разгромом мирной революции 2020 года наступила фаза контрреволюции, махровой реакции. Да, в исторической перспективе режимы Лукашенко и Путина выглядят обреченными, но это может быть слабым утешением, если мерить быстротечностью человеческой жизни. Впрочем, в советское время многим тоже казалось, что это навсегда, пока это не кончилось.

На панели, посвященной образу новой Беларуси, звучало много хороших мыслей. Важно, что концепции перемен в разных сферах разрабатываются. Одним из событий конференции стала презентация “паспорта новой Беларуси”. Штука, конечно, нужная, прежде всего для тех, кого режим вытеснил за рубеж. Но чтобы документ признали в достаточном количестве стран, инициаторам предстоит проделать немалый путь.

Однако здесь хотя бы схема ясна. А вот как дойти до самой новой Беларуси и сколько займет такой путь — это вопрос намного сложнее, и он продолжает висеть в воздухе.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru