Минск 16:53

Перекос на восток и серые схемы. Как санкции переформатировали белорусскую внешнюю торговлю

Алесь Гудия
Экономист

Опубликовано на открытой версии “Позірку” 22 марта 2024 года

Иллюстративное фото: pixabay.com/ Gino Crescoli

Зарубежная реакция сначала на украденные выборы 2020 года, а затем на содействие Минска вторжению России в Украину в 2022-м резко ограничила белорусскую внешнеэкономическую деятельность. Многочисленные санкции заставили кардинально переформатировать как экспорт, так и импорт.

В результате сейчас Беларусь торгует с внешним миром во многом иначе, чем ранее. Причем — вы удивитесь — импорт некоторых товаров из Евросоюза резко вырос.

Планы диверсификации пошли прахом

Долгое время внешняя торговля Беларуси развивалась в условиях крайне благоприятного присутствия на российском рынке. При этом низкие цены на энергоресурсы (благодаря играм в “братскую интеграцию”) позволяли не обращать особого внимания на необходимость диверсификации рынков.

Но когда поступавшие из России энергоресурсы стали в конце нулевых дорожать, а объятия таможенного союза — становиться все жарче, руководству Беларуси пришлось активнее искать выходы на международные рынки.

В 2016 году правительство выразило эти усилия в формуле “треть — треть — треть”, планируя равномерно распределить экспорт между странами Евразийского экономического союза (ЕАЭС), Европейского союза и государствами дальней дуги.

Однако спустя восемь лет состояние белорусского экспорта оказалось еще дальше от тех амбициозных целей. Экспорт в ЕАЭС, фактически в Россию, только вырос, в то время как европейский путь зашел в санкционный тупик. В свою очередь, выход на рынки стран дальней дуги оказался намного сложнее, чем это виделось в политических заявлениях.

Оборот вырос, но сальдо ухудшилось

При анализе внешней торговли необходимо учитывать несколько ключевых аспектов. Во-первых, ее оборот — совокупность экспорта и импорта, отражающая общий объем внешних экономических операций. Во-вторых, сальдо — разницу между экспортом и импортом, являющуюся показателем результативности внешней торговли.

Оба этих параметра крайне важны для белорусской экономики. Страна производит товаров, работ и услуг гораздо больше, чем необходимо внутреннему рынку, и зависит от зарубежных ресурсов и энергоносителей, на покупку которых необходимо зарабатывать валюту.

Сейчас белорусской внешней торговле удалось увеличить объемные показатели. Оборот внешней торговли товарами и услугами в 2023 году вырос на 6,8% — до 95,3 млрд долларов. Однако поддерживать ее эффективность, выраженную превышением экспорта над импортом, становится все сложнее. По данным Белстата, в 2023 году положительное сальдо внешней торговли составило всего 480,7 млн долларов, в то время как в 2022-м этот показатель был гораздо значительнее — 4,6 млрд долларов.

Рост оборота внешней торговли связан с использованием различий в санкциях против России и Беларуси. Вторая по-прежнему успешно выполняет роль хаба для поставок на российский рынок подсанкционных товаров.

Проблема же сохранения положительного сальдо во внешней торговле возникает из-за роста импорта, превышающего темпы экспорта. Традиционное отрицательное сальдо торговли товарами все сложнее компенсировать положительным сальдо торговли услугами, особенно когда снижаются поступления от сфер ИТ и транспорта.

ЕС хмурит брови, однако автомобилей поставляет все больше

Огромное количество ограничений в международной торговле, наложенных западными странами в рамках санкционной политики, заметным образом перекраивает динамику экспорта и импорта, особенно в отношениях Беларуси со странами ЕС.

Парадоксальным образом в текущей ситуации долю аргументов в свою пользу найдет и провластный пропагандист, и ярый противник режима. Так, несмотря на наличие санкций, западные партнеры увеличивают поставки многих товаров в Беларусь. Однако многим белорусским товарам и услугам стало сложнее проникнуть на западные рынки.

И печально то, что в результате и без того неглубокие корни рыночных механизмов в национальной экономике разрушаются. Ведь выигрыш дают схемы торговли различной степени серости, тогда как компании, которые соблюдают правила рынка, не могут работать стабильно.

Важно отметить, что негативные эффекты ощущают и зарубежные партнеры. Политики многих западных стран вынуждены объяснять своим гражданам, почему, несмотря на жесткую риторику в отношении режима, правящего в Беларуси, объем поставок на ее рынок часто только увеличивается. Например, экспорт товаров из Литвы в Беларусь в 2023 году вырос на 17,3%, из Польши — на 50,0%. В то же время поставки товаров из Беларуси в эти страны значительно сократились: в Литву — на 64%, в Польшу — на 56%.

Сомнительно, что через Беларусь в Россию поступают товары военного или двойного назначения, учитывая давние ограничения на поставки подобной продукции в рамках санкций. Вместо этого мы наблюдаем резкий взлет поставок машин, механизмов и потребительских товаров из ЕС в Беларусь.

Такого рода поставки резко выросли после того, как санкции затронули российских потребителей. Только поставки различных автомобилей из ЕС в Беларусь в 2023 году достигли отметки в 2,5 млрд евро, что в пять раз превышает объем аналогичных поставок в 2021 году. Вряд ли белорусы за год так разбогатели, что в разы увеличили покупки авто. Зато на этих и аналогичных схемах выигрывают те, кто затем переправляет европейские товары в Россию.

Конечно, на долгосрочной основе такие схемы могут оказаться непродуктивными, однако здесь и сейчас они позволяют отдельным отраслям и бизнесам существовать более-менее комфортно.

В целом же эти изменения во внешней торговле не только не дают дополнительной устойчивости белорусской экономике, но наносят ей явный и долгосрочный вред.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru