ru
Arrow
Минск 21:22

Пример сборной Грузии на Евро-2024 оттеняет глубокий кризис в белорусском футболе

Вячеслав Коростень
Обозреватель "Позірку"

Опубликовано на открытой версии “Позірку” 4 июля 2024 года в 12:30

Чествование сборной Грузии в Тбилиси
Фото: sputnik-georgia.ru

30 июня в Кельне футболисты сборной Грузии крупно — 1:4 — проиграли испанцам в 1/8 финала чемпионата Европы, но домой вернулись победителями и национальными героями. Их успех — другим наука, но не Беларуси, которая даже в спорте идет своим “особым путем”. И все дальше заходит в тупик.

Сборная Грузии впервые выступила на футбольном топ-турнире и уже этим вписала себя в историю. На ЧЕ команда французского тренера Вилли Саньоля сенсационно одолела португальцев (2:0) и вышла в плей-офф. Несколько дней вся футбольная Европа обсуждала сборную небольшой южнокавказской страны, а тысячи ее болельщиков были крайне уважаемыми людьми в немецких пивных.

2 июля грузины чествовали своих футболистов на центральной площади в Тбилиси, и это выглядело впечатляюще.

Теперь в стране только и разговоров о том, что дебютное участие в Евро — это не только успех, но и новая точка отсчета. Правительство уже обещает построить в столице новый стадион на 70 тыс. мест, так как нынешний 55-тысячник слишком стар и не вмещает всех желающих. Фиксируется небывалый наплыв детей в футбольные секции, а некоторыми сборниками вроде вратаря Мамардашвили или нападающего Микаутадзе усиленно интересуются лучшие клубы континента.

Так сейчас в футбольной Грузии. И совсем иначе — в футбольной Беларуси, для которой участие в ЧЕ или ЧМ остается мечтой. И чем дальше, тем все более несбыточной.

Попасть на Евро стало просто как никогда

С чисто спортивной точки зрения достижения команды Грузии переоценивать не следует. Потому что только с одной стороны эта сборная чудесно выросла за счет талантливого поколения и толкового тренерского управления. Потому что с другой — доступ к элитным турнирам сборных все более упрощается.

Это вчера выход на Евро или мировое первенство был для футбольных стран средней полосы чем-то вроде полета в космос. Сейчас небо стало сильно ближе. Руку протяни — и ты уже среди избранных.

До 1992 года на чемпионат Европы выходили всего восемь команд, и это была сплошь белая кость. С 1996-го количество участников удвоилось — переступить порог квалификации стало намного легче. С 2016-го Евро расширили до 24 сборных, и сдать “вступительный экзамен” теперь просто как никогда.

Вдобавок в УЕФА придумали дополнительный отбор через отдельный турнир — Лигу наций — это нечто вроде возможности для слабаков впрыгнуть в последний вагон. И именно этим шансом воспользовались грузины.

С регламентом чемпионата мира происходит то же самое, эта вселенная также расширяется. До 1994-го на ЧМ выходили 24 сборные, до 2022-го — 32, а в 2026-м турнир впервые вместит 48 команд.

ФИФА и УЕФА подвергаются критике за такой либерализм. Говорят, что желание чиновников заработать на топ-соревнованиях застилает им здравый смысл и размывает конкуренцию. Некоторые обвиняют главные футбольные офисы в эдаком левачестве, мол, слабеньких скоро будут пускать просто из сердоболия по отдельным квотам.

Как бы то ни было, но такова реальность, а времена не выбирают.

В бывшем СССР в футбол играют слабо

В УЕФА — Союз европейских футбольных ассоциаций — входит 55 национальных федераций. Несложно сосчитать, что при 24-командном формате на ЧЕ сквозь сито квалификации попадает чуть менее чем каждая вторая сборная.

Конкуренция, как сказано выше, не слишком жесткая, и к сегодняшнему дню легче пересчитать тех, кто еще там не сыграл, нежели наоборот.

Таких обделенных осталось всего 18 (против 37 причастившихся). Это совсем мелкие по населению Сан-Марино, Гибралтар, Лихтенштейн, Андорра, Фарерские острова. Это страны чуть крупнее — Мальта, Люксембург (играл в 1964-м, но тогда отбора не было), Косово, Кипр, Черногория. Это Израиль, который никак не поймает удачу за хвост, хотя в 1970-м выступал на чемпионате мира. И отдельная партия — постсоветские горемыки: Армения, Молдова, Азербайджан, Эстония, Литва, Казахстан и Беларусь.

Грузия стала всего четвертой страной из бывшего СССР, которой покорился этот рубеж — после традиционно сильных Украины и России, а также Латвии, которая сенсационно взлетела в 2004-м.

Можно было бы сказать, что постсоветскость — общее клеймо, мешающее вышеперечисленным выйти в люди. Но, конечно, списывать все на “историческое проклятие” — от лукавого. У каждого здесь свои недостатки — и свои приоритеты, возможности.

У белорусов проблем сверх всякой нормы, и, в отличие от многих упомянутых, сборная никогда даже толком не претендовала на топ-уровень. Более того, ее притязания с каждым новым циклом все скромнее — и эта отрицательная динамика является, пожалуй, наиболее явным свидетельством общей деградации.

Проблемы на всех уровнях

Футбол — это не только сборная, это многослойная система. В Беларуси ее в последние годы лихорадит на всех уровнях.

Были времена, когда белорусы гордились своим клубным футболом. В основном из-за борисовского БАТЭ, когда тот пробивался в групповые раунды Лиги чемпионов и Лиги Европы, время от времени устраивал головомойку таким монстрам, как немецкая “Бавария” или итальянская “Рома”. Но эти времена прошли. Сегодняшний БАТЭ — жалкая тень себя вчерашнего, а достойной замены клубу-гегемону отечественный чемпионат не произвел. В результате из еврокубков команды вылетают на ранних стадиях, не оставляя за собой ни следа.

Были времена, когда гордиться можно было молодежной сборной. Вырастали поколения игроков, которые прилично выглядели среди своих сверстников. Трижды белорусы не старше 21 года выступали на молодежном Евро, однажды выиграли там бронзовые медали и в 2012-м даже добрались до Олимпиады. Но и этот блеск давно сошел. Нынешние молодые генерации конкуренции на международной арене не выдерживают. О попадании на чемпионат они теперь даже не мечтают.

Раньше белорусов знали в Европе. Футболисты с белорусским паспортом здорово играли в Германии, Англии, Италии, ходили в лидерах в киевском “Динамо” и московском “Спартаке”. За рубежом их было столько, что набиралось на целую сборную. Но и это в прошлом. Сейчас успех — уехать в Казахстан, и это многое объясняет.

Другие объяснения можно найти в инфраструктуре — она недотягивает до европейских стандартов; в детском футболе — там давно не выращивают звезд; в модели развития — здесь опора на порочное госфинансирование и распределение.

Из всего этого получается примерно такой итог: в начале июня, в то время как лучшие сборные Европы готовились к ЧЕ, белорусы провели товарищеские игры с Россией и Израилем — и уступили по 0:4.

Игра гниет с головы

О причинах упадка в белорусском футболе можно говорить долго, но все так или иначе сведется к проблемам менеджмента. А он здесь примерно такой, как и в других отраслях: руководят не профессионалы с собственным видением, а “крепкие хозяйственники” с повышенным содержанием сервильности.

Федерацию футбола Грузии возглавляет Леван Кобиашвили — бывший игрок, 16 лет выступавший в Германии. Во главе украинской футбольной ассоциации — Андрей Шевченко, звезда мирового уровня. Во главе сербской — Драган Джаич, 85 матчей за сборную Югославии.

Большой футболист на посту президента федерации — это не то чтобы правило. Скорее, исключение, которое подтверждает правило. Потому что, какую страну ни возьми, ее футболом чаще всего управляет человек с профессиональным спортивным бэкграундом. Знающий предмет изнутри, много лет живущий этим делом, имеющий соответствующее образование.

Но главное даже не в этом — а в том, что в руководящее кресло такие люди попадают в результате выборов, в которых участвуют представители футбольного сообщества. Так велит регламент УЕФА, и избранники своему “электорату” подотчетны.

В Беларуси ничего этого нет. Выборы главы федерации существуют лишь на бумаге, по факту — и ни для кого это не секрет — кандидатуру руководителя футбола утверждает Александр Лукашенко. А его приоритеты в кадровой политике таковы, что на должности министра юстиции вполне может оказаться человек без высшего юридического образования.

В течение 30 лет Белорусскую федерацию футбола возглавляли: глава госкомитета авиации, госсекретарь Совета безопасности, руководитель банка, полковник-артиллерист. С 2023 года на этом месте — экс-председатель Витебского облисполкома Николай Шерстнев. Его связь со спортом — участие в соревнованиях по жиму штанги лежа и поднятию гири.

И ладно бы человеку действительно давали рычаги, возможность собрать команду и действовать по своему разумению. Этого тоже нет. За его работой бдительно наблюдает “государево око”, чаще всего из руководящих кабинетов Министерства спорта. Нечасто, но регулярно совещания о развитии футбола проводит лично Лукашенко — и, разумеется, делает это с видом главного специалиста по этой игре.

Сложно представить президента Анджея Дуду, заслушивающего доклад о провале сборной Польши на ЧЕ. Или Эмманюэля Макрона, поднимающего до высшего правительственного уровня состояние футбольных дел в стране. В Беларуси это в порядке вещей.

Последнее футбольное совещание прошло у Лукашенко в феврале этого года. Выговорившись по теме, он заявил, что порядок в футболе “нужно навести в течение ближайшего времени”.

С тех пор и наводят, как и десять, и двадцать лет назад.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru