Минск 16:26

Удастся ли противникам режима заехать в Беларусь на белых “абрамсах”?

Александр Класковский
Политический аналитик. Более 20 лет проработал в БелаПАН
Танк "Абрамс"
Фото: wikimedia.org

На конференции “Путь к свободе” в Киеве никаких чудес не произошло. Наивная часть политизированной публики уповала на некое объединение демократических сил на почве стратегии освобождения Беларуси. Обсуждение этой стратегии заявлялось одной из главных целей мероприятия, прошедшего 29–30 ноября. Но в итоге к стратегии лишь будут подступаться, а между полком Кастуся Калиновского (ПКК), который де-факто организовал конференцию, и командой Светланы Тихановской остались, скажем так, непонятки.

Скандалом стало то, что представители Офиса Тихановской (ОСТ) и Объединенного переходного кабинета (ОПК), который возглавляет она же, как оказалось, не имеют полномочий подписать итоговые документы конференции (хотя проекты вроде как разрабатывались совместно). При этом сами основные документы — меморандум и обращение к свободным народам мира — выглядят весьма декларативно.

Они открыты для подписания, и не исключено, что ОСТ и ОПК тоже их завизируют. Но много ли значат эти подписи? Например, бумаги подписали представители объединений бывших силовиков ByPol и BelPol. Однако эти структуры (вторая возникла в результате раскола первой) ведут между собой беспощадную пиар-войну с суровыми обвинениями. И что, на почве меморандума они вдруг побратаются?

На словах — консолидация, на деле — соперничество

О намерении ПКК провести свою конференцию в Киеве представитель полка Павел Кухта заявил в августе на конференции “Новая Беларусь — 2023”, организованной в Варшаве под эгидой команды Тихановской. И это намерение в принципе выглядело как вызов. Прозрачно намекая на лиц из вильнюсско-варшавских штабов политической эмиграции, оратор жестко бросил: “Пассивное ожидание за рубежом безрезультатно, это подход оппортунистов, а не спасителей страны”.

Да, при этом было подчеркнуто, что полк признаёт роль Тихановской как международного представителя Беларуси. Действительно, люди из ПКК, имеющие политические амбиции, понимают, что не грех бы подкрепить их тем моментом легитимности, который есть у фигуры, получившей в 2020-м поддержку миллионов белорусов.

Но более или менее искушенным наблюдателям априори было понятно: при всех призывах к консолидации не для того ПКК затевает крупную игру на своем поле, чтобы в итоге таскать для кого-то каштаны из огня. Мы, мол, будем добывать для Светланы боевую славу, а она пусть ездит по Брюсселям и Вашингтонам да снимает сливки.

Нет, конечно. Сверхзадачей было укрепить собственную политическую субъектность, оказаться ядром этой консолидации. В анонсе конференции на сайте полка подчеркивалось: “Украина может стать центром консолидации национально-демократических сил и их надежным союзником, площадкой для аккумуляции ресурсов, направленных на изменения в Беларуси”.

Но нетрудно догадаться, что у вильнюсско-варшавской оппозиции — свои соображения как минимум насчет аккумуляции ресурсов. Так что пафос пафосом, однако здесь налицо конфликт интересов, момент перетягивания одеяла.

Еще закавыка: ПКК — это часть ВСУ

Особый пикантный момент заключается в том, что состоящий из белорусских добровольцев ПКК — это часть Вооруженных сил Украины (ВСУ), причем подчиненная Главному управлению разведки (ГУР). Его руководитель Кирилл Буданов недавно вызвал бурю негодования среди противников Александра Лукашенко тем, что удостоил его своеобразным комплиментом. В свою очередь, Лукашенко с его слабостью говорить лишнее козырял контактами своих представителей с ГУР.

Понятно, здесь не стоит делать прямолинейных выводов, но то, что за созданием ПКК маячит интерес украинских властей, очевидно.

Никто не умаляет славы полка, не ставит под сомнение, что его бойцы — патриоты Беларуси. Однако вопрос состоит в том, может ли часть ВСУ как таковая (где действует как минимум воинская дисциплина, субординация) выступать субъектом белорусской политики, тем более — ядром консолидации белорусских демократических сил?

Для многих наблюдателей реальная картина выглядит так: под знаменем полка ряд людей занимается политикой, используя имидж этой боевой единицы. И порой используя не вполне корректно, в духе: мы тут кровь проливаем, а вы на нас наезжаете, мы — настоящие, а вы — пустозвоны и имитаторы.

От представителей ПКК звучало: в мире есть аналоги, например Ирландская республиканская армия (ИРА) имеет политическое крыло — партию “Шинн Фейн”. Но параллель хромает. Во-первых, ИРА уже практически перестала воевать. Во-вторых, это же не тот случай, когда по четным числам ты боевик ИРА, а по нечетным надеваешь костюм и заседаешь в парламенте. Там политикой занимаются персоны, которые к пулемету или взрывчатке в принципе не прикасаются. А уж чтобы полк, или эскадрон, или дивизия сами по себе становились партией (ну хорошо — политическим движением) — такого в истории, кажется, еще не было.

Короче, и в случае ПКК, по идее, было бы не грех отделить политический трек от военного, оформить свою “Шинн Фейн” с четкой программой. А пока даже от тех белорусов, кто за перемены, звучат реплики в том духе, что для нас ПКК — темная лошадка, а вдруг наживем на свою голову хунту. Представители полка с досадой отбиваются от подозрений. Но политика — да, это такая вещь, когда постоянно нужно доказывать, что ты не верблюд.

Стратегии на коленке не пишутся

Никакой же стратегии освобождения Беларуси по итогам конференции не утвердили. Да и наивно было бы этого ожидать: такие вещи не пишутся на коленке. Насколько можно понять, стратегию предполагается вырабатывать на консультационной площадке, о намерении создать которую гласит меморандум. Заметим, что пресс-служба ПКК проваливается, сбивается на бравурные рапорты, у нее не получилось профессионально осветить конференцию, четко сформулировать ее итоги.

В общем, пока не очень ясно, реализуется ли намерение создать консультационную площадку, если да — то кто в эту структуру войдет и насколько работоспособной она окажется. Коль скоро даже с подписанием декларативного меморандума получилась закавыка, то что уж говорить о стратегии, тем более если в ней будет прописана ответственность акторов за те или иные пункты.

На конференции в Киеве. Слева — представитель Офиса Тихановской Анатолий Лебедько
Фото: сайт полка имени Кастуся Калиновского

Здесь можно вспомнить, что старая белорусская оппозиция, которую постоянно упрекали в неумении или нежелании объединяться, раз за разом проводила конференции, конгрессы с целью консолидации, создавала те или иные координационные структуры, даже коалиции (КРДС, КСОПП, ОДС — кто помнит теперь эти аббревиатуры?). Но через какое-то время они разваливались, политические игроки продолжали заниматься перетягиванием одеяла.

Аналитики делали вывод, что это печальное следствие ситуации безвременья, когда против лома нет приема. Если нет реальных шансов свалить режим, огромная доля энергии его оппонентов уходит на внутренние разборки, соревнование за ресурсы. В этом плане белорусская оппозиция не уникальна. И сейчас — подобная ситуация.

К тому же теперь о коалиции и речи пока нет. Консультационная площадка — это, по сути, просто дискуссионный клуб.

Очевидно, что между двумя основными центрами белорусской оппозиции — вильнюсско-варшавским и киевским — остаются большие расхождения. Не столько в лозунгах, сколько в реальных интересах. Каждый из этих центров имеет свой капитал — статусный, репутационный, ресурсный и прочий, которым не спешит жертвовать в пользу своих визави.

Киев думает о своих интересах

Но если возвращаться к главному, то остается висеть в воздухе вопрос: так как же, в каких условиях и за счет каких факторов Беларусь может быть освобождена от диктатуры?

Один из самых заметных спикеров ПКК Вадим Кабанчук, обращаясь к белорусам, цитирует песню Владимира Высоцкого — “готовьте ваши руки к рукопашной”. Мысль понятна: этот режим придется менять при помощи силы, другого языка он не понимает. Но где и каким образом созреет эта сила, кто ей даст зеленый свет?

Политический представитель ПКК и движения “Супраціў” Дмитрий Щигельский говорил на конференции: “Судьба Беларуси, я уверен, будет решаться в Киеве (не Киевом, но в Киеве и при участии Киева). Для нас очень важно получить стратегического партнера в основном в этой стране. Никто так хорошо не понимает белорусов, как украинцы”.

Однако здесь не все так просто. Есть очевидные симптомы того, что Киев продолжает вести игру с Лукашенко. Понятно, что сверхзадача — не допустить второго фронта, но факт то, что рулит реалполитик.

Показательно, что на конференцию в Киев не приехала Тихановская. Люди из ее команды объясняют: статус президента-электа требует официального приглашения на высоком уровне, подразумевает встречу с украинским лидером, но окружение Владимира Зеленского дало понять, что ему сейчас не до того.

Да, в Украине внутриполитическая заварушка, серьезные терки между военным и политическим руководством. И по-прежнему важным остается соображение, что не стоит злить Лукашенко встречей Зеленского с “какой-то” Тихановской. Раз за разом звучит: а почему она в 2020-м назвала Путина мудрым (давайте тогда вспомним, что и Зеленский чокался с Лукашенко), а сколько “хаймарсов” она закупила для ВСУ? (что напоминает сталинское: а сколько дивизий у папы римского?).

Понятно, в Киеве явно за то, чтобы ядром консолидации белорусской оппозиции был именно ПКК. Так удобнее. А остальных можно априори обвинять в нежелании объединяться, слабом снабжении ВСУ “хаймарсами” и пр. В обращенных к белорусам речах иных украинских спикеров звучит менторский тон, проскальзывает своеобразный комплекс “старшего брата”. И не удивительно, что кого-то это настораживает.

За белорусов никто их проблему не решит

На конференции в Киеве явно правили бал сторонники силового сценария смены власти в Беларуси. И дело не только в мышлении людей в камуфляже. После 2020-го многим стало понятно, что манифестации с цветочками такой режим не сковырнут.

Но важно сказать и о другом: заманчивые простые схемы здесь не работают, надежды на освободительный поход ПКК пока иллюзорны. Фраза про заезд в Беларусь на белых “абрамсах” стала уже ироническим мемом.

Все непросто хотя бы потому, что война в Украине зашла в тупик. Идея, что Россия будет разгромлена, посыплется, и тогда откроется окно для перемен в Беларуси, — повисает в воздухе.

Весьма вероятен вариант перемирия, когда истерзанная Украина будет думать, как залечить раны, побыстрее пройти путь в ЕС и НАТО (куда не горят желанием принимать страны, выясняющие отношения с соседями при помощи оружия). Станет ли Киев в такой ситуации содействовать — хотя бы косвенно — силовому свержению диктатуры Лукашенко, союзника Москвы, чтобы накликать на свою голову новые проблемы?

Никакой чудодейственной стратегии здесь не придумаешь. Очевидно лишь то, что белорусским демократическим силам не стоит особо уповать ни на Брюссель, ни на Вашингтон, ни на Киев. Вопрос будущего Беларуси — проблема самих белорусов.

При этом несомненно, что помощь Украине — это императив, потому что без серьезного ослабления империи из ее когтей Беларуси не вырваться.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru