Минск 17:06

Белорусский режим продолжает лезть в имперскую пасть

Александр Класковский
Политический аналитик. Более 20 лет проработал в БелаПАН
Иллюстративное фото: pexels.com / Ray Bilcliff

Александр Лукашенко гостил у Владимира Путина аж три дня (а может, и еще задержится). Похоже, между двумя правителями — как никогда хорошие, почти идиллические отношения. Кремлевский властитель ценит последнего союзника. А союзник рад, что его экономику спасают российский рынок и российская же логистика.

Но за это приходится платить все более сильной привязкой своей страны к России. На заседании Высшего государственного совета (ВГС) Союзного государства в Санкт-Петербурге 29 января утверждены Основные направления реализации положений Договора о создании Союзного государства на 2024–2026 годы. А всего утверждено аж 15 документов о развитии Союзного государства.

То, что называют союзной интеграцией, на самом деле — игра по московским правилам, которая методично усиливает зависимость от империи.

Два вождя изображают, что воюют против нацистов

В минувшую субботу Лукашенко участвовал вместе с Путиным в мероприятиях по поводу 80-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Тему той войны оба правителя эксплуатируют в целях оправдания своей нынешней политики. Мол, на Западе и в Украине орудуют последователи нацистов, а мы, наследники Победы, ведем против них святую борьбу.

“Они сегодня на наших границах точат мечи, чтобы прийти к нам. Они едут снова к нам, чтобы сделать нас “лучшими”, — ораторствовал Лукашенко 27 января на концерте-реквиеме в Питере. “Они” — это, надо понимать, коллективный Запад, и прежде всего — Штаты. Сегодня на заседании ВГС проницательный правитель Беларуси вскрыл подоплеку конфликтов “в разных точках на карте мира”: оказывается, за всем этим стоит “нежелание нынешнего монополиста сдавать позиции”, его сопротивление наступлению многополярного мира.

Простите, а на Украину кто напал? Американцы? Агрессию ХАМАСа против Израиля, по этой логике, тоже Вашингтон организовал? То есть устроил ад союзнику?

Наконец, давайте вспомним, что США были одной из решающих сил антигитлеровской коалиции. В общем, пытаясь изобразить, что противостояние Москвы и Минска демократическому миру — это якобы борьба против современных модификаций нацизма, Лукашенко и Путин натягивают сову на глобус.

И еще момент: против гитлеровцев, в том числе и под Ленинградом, сражались представители всех советских республик, а на 80-летие снятия блокады президент РФ пригласил, похоже, одного Лукашенко.

Не потому ли, что с рядом лидеров других постсоветских стран, включая входящие в ОДКБ (Казахстан, Армения), у Кремля терки? Сколько ни призывал правитель Беларуси на саммитах ОДКБ выступить единым фронтом на стороне России с ее “СВО”, партнеры в один окоп с Лукашенко и Путиным лезть не захотели. Так что сейчас в Питере снова “встретились два одиночества”.

Лукашенко выразил скорбь по мирным жертвам Второй мировой, вспомнил о погибших тогда матерях с младенцами, но ни словом не обмолвился о погибших от рук российских агрессоров украинских матерях и детях.

А когда он заявил, что “мы сохраним свою цивилизацию”, это читалось как “мы сохраним свои режимы”. Системы, которые держатся на несвободе, подавлении личности, запугивании, а в случае России еще и на шовинистическом угаре, — это и есть ваша особая драгоценная цивилизация?

Кремлю удобно держать партнера на крючке

В Петербурге Лукашенко и Путин хвалились рекордным ростом двусторонней торговли. При этом Минск давно махнул рукой на прежнюю стратегию диверсификации внешнеэкономических связей. А ведь до 2020 года сам белорусский правитель за нее топил, в ней видели средство ослабления зависимости от империи.

Империя никуда не делась, она так же нацелена на мягкое поглощение Беларуси, но у Лукашенко нет выбора.

В 2019-м он, чуя эту великодержавную угрозу, отверг дорожные карты “углубления интеграции”. Тогда еще был порох сопротивляться. А вот в 2021-м уже как миленький подписал 28 союзных программ — по сути, те же дорожные карты после ребрендинга.

Теперь в Питере утвержден новый интеграционный пакет на три года. В нем уже не карты и не программы, а 11 разделов. Но суть та же: Москва аккуратно, методично переводит белорусскую экономику, политику, гуманитарную сферу на свои рельсы.

И Лукашенко уже не встает на дыбы. Он лишь осторожно напомнил на ВГС: “Мы пока полностью не определились по самым главным вопросам. Это касается создания единых рынков газа, нефти и нефтепродуктов”.

Обещанием этих рынков Москва кормит Минск давно. Но, как видим, особо не разогналась.

При этом Лукашенко сейчас вроде и грех жаловаться: энергоносители Россия дает по божеским ценам, для белорусских НПЗ установлен обратный акциз.

Да, но это отношения “по понятиям”. Были бы единые рынки — не нужно было бы кланяться и выпрашивать. Однако Кремлю удобнее держать союзника на крючке. Сегодня, скажем, получаешь газ по дешевке, но если взбрыкнешь — выставим совсем другой ценник.

А что еще Москве нужно?

Впрочем, Лукашенко уже не скандалит, вынужден практически на все соглашаться. Он ведь и так перед “старшим братом” в большом долгу.

Путинская поддержка во многом решила исход бурных событий 2020 года в Беларуси, когда кресло под тамошним вождем шаталось. А потом рынок РФ и транзит через ее территорию спасли белорусскую экономику от обвала в условиях санкций.

Более того, на российском рынке открылись новые ниши. Те же микросхемы минского “Интеграла” теперь идут в РФ за малинку. Лукашенко подчеркнул, что тет-а-тет обсуждал с Путиным “вопросы военно-промышленных комплексов”, в частности то, “какие системы мы будем развивать с учетом этого горького опыта специальной военной операции” (не удержался-таки от шпильки, намекнул на облом “второй армии мира”).

В общем, в моменте правитель Беларуси даже выиграл. Никогда Москва не была к нему так щедра, благосклонна. Но обратная сторона медали — то, что белорусский суверенитет скукоживается.

Сегодня на ВГС Лукашенко упомянул о грядущем едином дне голосования в Беларуси 25 февраля и выборах президента России 17 марта: “Я уверен, мы спокойно подойдем к этим датам и так же спокойно проведем эти мероприятия”.

Сразу возникает вопрос: а почему же тогда внутри страны Лукашенко и его силовики так взвинчивают риторику, твердят о страшных угрозах, предстоящих происках врагов, готовятся к этому единому дню голосования, как к мировой войне? Не потому ли, что просто нужен образ осажденной крепости, некая мотивация, почему творится такая жесть, вовсю прессуют уже и родственников политзаключенных?

Но главный подтекст этого питерского пассажа Лукашенко, пожалуй, вот в чем. Мы оба, мол, надежно держим свои народы в кулаке. Никто не рыпнется. И российский царь переизберется, и я чуть попозже оформлю себе новый срок.

И действительно, популярные ныне спекуляции, что вот, мол, Путин наконец отодвинет Лукашенко, принудит к транзиту, заменит Натальей Кочановой, Сергеем Румасом (нужное вписать), а то и наполнит Всебелорусское народное собрание своей пятой колонной, которая сбросит нынешнего правителя, — на мой взгляд, несостоятельны.

Лукашенко для Кремля как никогда удобен, предельно услужлив. Это раньше приходилось выставлять ультиматумы, а то и перекрывать нефть, газ, чтобы партнер был посговорчивей. А теперь куда он денется с подводной лодки? Режим сдает суверенитет такими темпами, что Кремль и не мечтал.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru