Минск 07:42

Подоить Москву на фоне войны. Лукашенко старается выжать максимум даже из статуса соагрессора

Александр Класковский
Политический аналитик. Более 20 лет проработал в БелаПАН
Александр Лукашенко на переговорах с Владимиром Путиным в Кремле 11 апреля 2024 года
Фото: пресс-служба Лукашенко

Сегодня в Кремле Александр Лукашенко заявил журналистам: “Я же не отказываюсь, что мы “соагрессоры”. Но при этом подчеркнул: “Каждый делает свое дело”. Иначе говоря, они с Владимиром Путиным, похоже, договорились о разделении труда в украинском (и не только) вопросе.

Это своеобразное разделение труда проявилось и в том, что гость во время нынешнего визита выступил этаким рупором Кремля по теме мирных переговоров с Киевом. Он агитировал взять за основу стамбульские соглашения 2022 года и хаял намеченную на июнь конференцию в Швейцарии, куда Москву не приглашают. Путин же, как и надлежит царю, великодушно соглашался.

При этом Лукашенко, признавая себя соагрессором, не прочь выступить и миротворцем. И даже украинского президента, которого многократно хулил, изображал мальчишкой в политике, в этот раз назвал по имени-отчеству. В общем, большой мастер лавировать.

“России сейчас нужна такая Беларусь”

Московские журналисты спросили Лукашенко, как он для себя оценивает вероятность того, что Беларуси придется вступить в боевые действия. В ответ прозвучало: “Такой необходимости нет. И не будет такой необходимости”.

Далее последовали аргументы, которые белорусский правитель, вероятно, не раз излагал Путину с глазу на глаз. И похоже, у них на сегодня в этом плане консенсус.

“…России сейчас нужна такая Беларусь — мирная, тихая, спокойная, которая делает свое дело. В деталях я вам не буду рассказывать, чем мы занимаемся и так далее”, — сказал Лукашенко.

В принципе, можно догадаться, что прежде всего имеется в виду помощь воюющей России в плане поставок продукции — и цивильной (ряд ниш обнажился по причине санкций, ухода западных компаний из РФ), и военного назначения. В частности, Минск помогает Москве смягчать последствия санкций за счет серого импорта.

Далее Лукашенко откровенно объяснил, что соваться сейчас в Украину из Беларуси — самоубийственно.

Во-первых, “у них граница с Беларусью забаррикадирована так, что туда не подойти. Она заминирована полностью, забетонирована и 120 тысяч украинских военнослужащих на этой границе”.

Во-вторых, пояснил он, в этом случае протяженность фронта за счет границы Беларуси с Украиной, Польшей и странами Балтии (да-да, агрессивные натовцы только и ждут момента!) увеличится на тысячи километров: “Нам с вами придется этот фронт закрыть, если мы вступим в войну. Мы сможем это сделать? Не сможем. Это я вам говорю: не сможем. Мы хотим себе проблем? Не хотим”.

И еще момент: “У нас полстраны находится в радиусе ста километров от Киева (здесь оратор в своем стиле преувеличил. — А.К.). В том числе и Мозырский НПЗ, который, к счастью, сегодня работает без перебоев, модернизированный, и вы заправляетесь топливом с Мозырского НПЗ”.

Можно предположить, что Лукашенко фактически пересказал то, что втолковывал Путину во время их междусобойчиков. И тот на сегодня, надо полагать, более или менее согласен с этой аргументацией: лучше не будить лихо. Иначе Лукашенко вряд ли источал бы такую уверенность.

В целом то, что правитель Беларуси снова два дня гостил у “старшего брата”, вместе с ним участвовал в чествовании космонавтов, скорее говорит в пользу того, что между ними установилось взаимопонимание. А не в пользу клишированной версии ряда комментаторов, что Путин-де раз за разом отчаянно выкручивает партнеру руки.

Классика жанра: прикрывать “русских братьев” со спины

Два властителя также отозвались на заявления своих политических противников и ряда экспертов о том, что, как выразился гость, “Лукашенко с Путиным завтра Европу захватят”. Правитель Беларуси заверил, что они “никогда не обсуждали таких планов”. Хозяин Кремля назвал такие подозрения чушью.

Понятно, что доверия к риторике обоих вождей у противоположной стороны ноль. Они и перед вторжением 2022 года на голубом глазу уверяли, что всего лишь проводят совместные учения.

Но тогда была очевидна концентрация войск, американцы предупреждали о предстоящем нападении открытым текстом. На сегодня такого ударного кулака ни для нового наступления на Киев с белорусской территории, ни для блицкрига со взятием Вильнюса (а тем более Варшавы) нет.

И если такой кулак будет формироваться, то это, во-первых, займет не один месяц, а во-вторых, при теперешних средствах разведки будет четко отслежено. Но сейчас для Путина более логично продвинуться по максимуму на нынешних фронтах в Украине, чтобы иметь более выгодную позицию в случае мирных переговоров.

Даже если в России проведут новую мобилизацию, то пушечное мясо нужнее всего там, в Украине — скажем, для предполагаемого наступления на Харьков. Открывать в этой ситуации еще и фронт против НАТО — явно плохая идея.

Лукашенко же с удовольствием будет делать вид, что прикрывает русских братьев от потенциальной натовской агрессии. В частности, он намерен героически противостоять западным войскам в случае их появления в Украине: “Сейчас они начали поговаривать о переброске своих уже военных на Украину, скорее всего на границу к Беларуси. Ждем, пусть перебрасывают”.

Эта переброска вилами по воде писана, да и в любом случае ежу понятно, что французы или, скажем, британцы не попрут в наступление. Но Лукашенко важно убедить Москву, как ценна его миссия сдерживать проклятых западников, лязгающих гусеницами у границ Союзного государства.

Хочется продолжения космического банкета за счет “старшего брата”

Ну а пока белорусский союзник спешит получить дивиденды от нынешнего положения вещей. 11 апреля в Кремле он сказал журналистам, что “коль мы уж “агрессоры”, откровенно говоря, то равные условия для субъектов хозяйствования и для людей должны быть равными”.

Фраза получилась в духе “масло масляное”, но суть понятна. Минск хочет максимума преференций в качестве единственного союзника воюющей империи. В беседе с Путиным Лукашенко отметил: “Те кредиты, которые были выделены под совместные проекты — 100 млрд [российских рублей] — по 80 с лишним уже проекты начинают работать”. Намек понятен: не грех бы и еще кредитных деньжат подкинуть.

Ну, и Лукашенко явно в эйфории от того, что удалось так ловко пристаканиться к российской космической программе. 26 марта он проговорился, что полет в космос обошелся бы Беларуси в 70 млн долларов, однако эти расходы взяла на себя Россия.

Теперь Лукашенко уговаривает Путина запустить на орбиту новых белорусских космонавтов. Правителя Беларуси явно греет имидж лидера космической державы, и хочется продолжения банкета, тем более что он — за счет “старшего брата”.

Благополучие шаткое, но Лукашенко привык выкручиваться

В первые недели широкомасштабного вторжения России в Украину, а особенно после того, как захватчики получили по зубам под Киевом, Лукашенко выглядел нервным, взвинченным.

Сейчас он намного вальяжнее: удалось пока открутиться от отправки своих войск в эту мясорубку, получить от России новые заказы на продукцию. Российские войска теснят украинцев. Часть западных политиков, похоже, склонна принудить Киев к миру на невыгодных для него условиях.

К слову, с версиями некоторых комментаторов: мол, в случае замирения с Украиной Путин станет меньше ценить белорусского вассала, урежет субсидии, а то и аннексирует Беларусь в качестве утешительного приза, — можно поспорить.

Мирная передышка, скорее всего, будет использована Москвой, чтобы накопить сил, ресурсов для “окончательного решения украинского вопроса”. А то и дальше пойти. И при таких планах белорусский союзник еще как пригодится. Зачем же его обижать?

Как видим, Лукашенко, этот мастер маневра, талант по части проскальзывания между струйками, удивительно гибко приспособился даже к ситуации большой войны по соседству (да еще и продвигает в умы электората имидж мудрого и сильного хранителя мира для белорусов).

Другое дело, что это его благополучие весьма зыбко. На том же российском рынке конъюнктура понемногу ухудшается. У дилеров там скопились большие запасы продукции, чем Лукашенко возмущался на недавнем совещании по промышленности. Баланс внешней торговли ухудшается, Экваториальная Гвинея в этом плане, хоть сто раз туда слетай — плохая замена Европе и Украине. А однобокая ориентация на рынок России, привязка к ней логистики экспорта усиливают зависимость от империи.

Империя же, если отбросить все эти космические понты, не в состоянии особо помочь с передовыми технологиями. К тому же она дышит агрессией, это ее модус вивенди. И с таким “старшим братом” все нынешнее условное благополучие может в одночасье полететь в тартатары.

Но у Лукашенко выбора нет. Не в Гаагу же ехать. Он привык выкручиваться, что делает и сегодня, стараясь выжать максимум даже из статуса соагрессора.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru