Минск 15:45

Дело 257. Почему верхушку режима так колбасит от выборов в Координационный совет?

Александр Класковский
Политический аналитик. Более 20 лет проработал в БелаПАН
Скриншот: ютуб-канал КС

Представители 12 списков на выборах в Координационный совет (КС) стараются подчеркнуть особенности своих программ: вот в чем наша фишка, проголосуйте за нас! Но для Следственного комитета (СК) Беларуси все 257 претендентов на мандаты КС одним миром мазаны: “экстремисты”! Все эти люди стали фигурантами уголовных дел.

Сообщение СК по этому поводу написано не строгим юридическим стилем, а экспрессивным языком пропаганды. Оно пестрит политическими ярлыками в духе: “Двенадцать экстремистских формирований начали борьбу за “гранты” и организовали псевдовыборы”.

“Кандидатуры выдвинули известные беглые преступники”

В трактовке следователей мотивы организации избирательной кампании выглядят так: “Чувствуя приближение полной потери условного авторитета и финансирования у западных кураторов, свои кандидатуры на право сидеть “за хозяйским столом” выдвинули известные беглые преступники, такие как Азаров, Латушко, Прокопьев, а также менее известные и вовсе неангажированные представители радикального мира”.

Сами выборы в КС следователи изображают как “решение о реорганизации данной преступной группы с последующим назначением новых лидеров экстремистских ячеек”. Язвительный враг режима заметит здесь, что власти судят по себе: де-факто назначаются как раз таки депутаты лукашенковского парламента, делегаты Всебелорусского народного собрания (ВНС).

В случае же выборов в КС можно говорить о малом интересе, рисках для участников, но авторитет разработчиков софта для голосования и тех, кто тестировал их систему, достаточно высок, чтобы предполагать объективный подсчет голосов.

Действия фигурантов — назовем его так — “дела 257” СК квалифицирует по ряду тяжелых уголовных статей, в частности 357-й (заговор с целью захвата государственной власти). Подчеркивается, что в рамках дела идет наложение ареста на имущество с целью возмещения ущерба (не вполне ясно какого).

Итак, с одной стороны, ряд независимых комментаторов говорит, что выборы в КС не вызывают большого интереса среди живущих в Беларуси, что голосовать будет в основном диаспора (и то вопрос, насколько активно). Сами организаторы кампании рассчитывают в лучшем случае на десятки тысяч участников, на цифру в пределах 1% белорусских избирателей.

С другой стороны, верхушка режима, его силовики, твердя о заговоре с целью захвата власти, невольно поднимают этот вроде бы достаточно маргинальный процесс на уровень экзистенциальной угрозы.

Сам Александр Лукашенко, судя по всему, внимательно следит за этой кампанией, упоминал о ней даже с трибуны VII ВНС в апреле. К слову, само ВНС по процедуре формирования априори проигрывает грядущим выборам в КС, поскольку вообще не избиралось при помощи прямого всеобщего голосования.

Казалось бы, властям можно было просто проигнорировать затею “кучки беглых”, чтобы не делать им хоть и специфичной, но рекламы. Однако дерзнувших баллотироваться в КС прессуют по полной программе, этой истории придают резонанс.

Чем объяснить эту зашкаливающую жесть?

Можно предположить, что у этого жестокого прессинга несколько причин.

Одна из них заключается в том, что внутри страны все уже закатано в асфальт, невозможен даже намек на политическую альтернативу. Кого хотели посадить, в основном уже посадили.

Силовикам же хочется и впредь показывать ударный труд, зарабатывать звездочки, получать ресурсы. Так что самое время взяться за тех, кто выдавлен в политическую эмиграцию: судить заочно, отбирать имущество, по возможности сбивать их раздражающую режим активность.

В этом русле идет и “дело 104” — преследование тех, кто публично отпраздновал за границей День Воли 25 марта. Ирония судьбы в том, что в 2018-м — тогда было столетие Белорусской Народной Республики — власти официально разрешили отмечать этот праздник в центре Минска. А вот теперь, оказывается, этого нельзя делать даже в Варшаве или Антарктиде. Праздник тот же, а вот “эволюция” режима налицо. Он просто скатился в тоталитаризм.

В трактовке СК, среди целей празднования Дня Воли — “экономическое давление, изоляция страны на международной арене, призывы к проработке более жестких санкций в отношении Беларуси и ее граждан, компрометация руководства страны”. В этом случае власти тоже грозят отъемом имущества в Беларуси как мерой “по обеспечению принципа неотвратимости наказания и возмещению ущерба”.

Таким образом, можно сделать вывод, что санкции создают режиму ощутимый дискомфорт. И хотя оппозиция влияет на их принятие лишь косвенно, власти рвутся отомстить. Среди тех, кто баллотируется в КС, тоже немало приверженцев максимально жесткого санкционного давления на режим. В их числе — упомянутый в сообщении СК Павел Латушко, замглавы Объединенного переходного кабинета.

Обжегшись в 2020-м на молоке, Лукашенко дует на воду

Но самое главное, пожалуй, заключается в том, что Лукашенко крайне ревниво относится даже к символическим притязаниям на власть. КС же претендует на то, чтобы быть представительным органом белорусов.

Да, сегодня интерес к этой кампании невысок. Тем не менее некую толику легитимности члены нового состава КС, видимо, получат. И в гипотетической ситуации глубокого общественно-политического кризиса в Беларуси этот орган может предъявить свои претензии на участие в решении вопроса о судьбе страны.

Вспомним, как болезненно отреагировал Лукашенко на создание КС в августе 2020 года, когда бушевали массовые протесты. Он сразу заявил, что “это попытка захвата власти со всеми вытекающими последствиями”. И тогдашнюю верхушку КС тут же начали плющить.

Обратим внимание: первоначально эта структура была названа “Координационным советом по обеспечению трансфера власти”. И тогда ситуация в стране действительно выглядела шатко. Это потом Владимир Путин впишется за “младшего брата”, силовики окончательно определятся (“за нами Москва”) — и судьба мирного восстания будет предрешена.

Правитель понимает, что если ситуация снова зашатается (а война, в которой режим является соагрессором — дело скользкое), КС тут же вспомнит о миссии, которая была выражена в первоначальном названии.

Для нынешнего же правителя Беларуси любое покушение на его власть — святотатство. Он даже карманный ВНС решил держать под жестким контролем, став его председателем. Тоже ведь дремлющий институт, как утверждают эти яйцеголовые политологи. А уж про “экстремистский” КС и говорить нечего — там будут только и караулить минуту слабости системы.

Есть и такой момент. Светлана Тихановская, бросившая перчатку Лукашенко в 2020-м, повторить такой фокус в 2025-м не сможет (если не случится чуда в виде стремительного обвала режима). И в связи с новыми президентскими выборами (пусть и чисто имитационными) режим и его пропаганда, надо думать, станут раскручивать нарратив, что время Тихановской окончательно истекло.

А вот выборы в КС можно проводить раз за разом. Сегодня они не вызывают ажиотажа, но вдруг режим попадет в полосу турбулентности, вдруг пойдет новая волна политизации белорусов?

Да, многие независимые комментаторы смотрят на перспективы КС скептически. Но у вождя режима не заживает психологическая рана 2020 года.

Тогда ведь тоже казалось, что все уже схвачено, главные соперники упрятаны за решетку, и вдруг — такой черт из табакерки, такой взрыв протестного голосования. Обжегшись на молоке, правитель сейчас предпочитает хорошенько подуть на воду.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru