Минск 08:14

В СССР тоже исправно выписывали “Правду”. Многого ли добилась пропаганда Лукашенко?

Александр Класковский
Политический аналитик. Более 20 лет проработал в БелаПАН
Иллюстрация: freepik.com

Хотя Александр Лукашенко любит зарисоваться хранителем мира, мысленно он все время воюет. Это перманентная, экзистенциальная война с политическими врагами, теми, кто покушается на святое — его, Лукашенко, власть. На воинственный лад правитель настраивает и подчиненные режиму СМИ.

На “Форуме медийного сообщества Беларуси” (сообщество, понятно, сугубо лояльное) 28 мая в Могилеве Лукашенко называл журналистов защитниками, бойцами, воинами, информацию — оружием, короче, сыпал милитарной лексикой. Его картина мира такова: Беларусь находится “под прицелом агрессивной пропаганды”, а информационная война — это “прелюдия к горячей фазе противостояния”.

Медиаполе зачищено, но правитель неспокоен

На фоне собственных призывов бороться с фейками правитель снова артикулировал любимую страшилку: мол, выдавленным за рубеж политическим оппонентам западные деятели “деньги дают на оружие, вооруженную борьбу, на захват хотя бы клочка земли на территории Беларуси. Это им надо. Американцам прежде всего. Даже не европейцам”.

К слову, неудивительно, что при столь специфичном, конспирологическом мышлении вождя режим обрушил такую мощь на срыв выборов в, казалось бы, маргинальный Координационный совет (КС). А вдруг Павел Латушко захватит Малориту или Кобрин, объявит КС настоящей властью и позовет на подмогу якобы уже роющих землю копытами натовцев?

Лукашенко похвалил работников госСМИ за победы на информационном фронте. Да, медиа режима сейчас формально господствуют внутри страны. Независимые СМИ юридически ликвидированы, 35 их сотрудников — за решеткой. Лукашенко назвал их предателями. В понимании главы режима предатели — те, кто не топит за его бесконечное правление.

Вдобавок власти прилагают колоссальные усилия, чтобы заглушить голос выдавленных в эмиграцию негосударственных медиа. На них навешен ярлык экстремистских формирований, читать их в Беларуси — дело рискованное. Неугодные сайты блокируются.

И все равно, как видим, на душе у правителя неспокойно. На форуме в Могилеве он подчеркнул: “Мы не расслабляемся. Более того, максимально сконцентрированы на угрозах. Причины известны. И если я вижу, что кто-то самоуспокоился, я часто напоминаю: не самоуспокаиваться, в противном случае получим то, то получали”.

Иначе говоря, шок 2020 года так и не прошел. Можно прогнозировать, что такая жесткая, практически тоталитарная политика властей в медиасфере будет продолжаться до конца эпохи Лукашенко. И уж, конечно, никаких послаблений он не позволит в связи с приближающимися президентскими выборами 2025 года.

Проклятый интернет не заглушишь

Итак, медиаполе внутри страны зачищено как в плане юридическом (хотя какая тут законность!), так и в плане физическом (журналисты — в тюрьме или эмиграции). Правда, проклятый интернет не заглушишь, хотя в критические моменты режим и это пробует.

На форуме Лукашенко по обыкновению брезгливо назвал интернет мусоркой, посетовал, что от него “никуда не деться”, но признал, что “это и величайшее достижение. И нам надо научиться пользоваться интернетом”.

Чувствуется, что он остается офлайновым человеком, получает инфу в распечатках. И это для подчиненных удобно в плане манипулирования. В том числе — зачастую надутыми цифрами популярности госСМИ на разных платформах.

Если же брать независимую социологию, то по данным проведенного в ноябре 2023 года исследования Chatham House, среди горожан-белорусов зрителями госСМИ являются 38%, аудитория негосударственных СМИ составляет 16%, еще 23% используют оба типа источников.

То есть в сумме 39% респондентов рискнули признаться, что потребляют “экстремистский” контент. На самом деле эта доля может быть значительно больше. Сами исследователи признают: фактор страха может сильно отражаться на цифрах.

Авторы опроса также отмечают: “На протяжении полутора лет практически отсутствует динамика в отношении белорусов к военным действиям. К примеру, если в июне 2022 года действия российской армии поддерживало 33%, то в ноябре 2023 года — 36%”.

С одной стороны, поддерживающих агрессию не так уж мало. С другой стороны, стоит учитывать, что это пассивные болельщики: за участие белорусов в войне — только 1%. И в любом случае это сильно отличается от настроений российского общества.

А в контексте нашей темы важно то, что несмотря на мощную прокремлевскую пропаганду число поддерживающих нападение на Украину практически не растет.

Региональная пресса: мухи дохнут от скуки

Сегодня Лукашенко говорил о защите информационного суверенитета, нацелил на “формирование национального информационного стиля вещания с увеличением доли производства собственного качественного, конкурентоспособного продукта”.

Но информационный суверенитет он понимает так: отсечь сограждан от работающих из-за границы независимых СМИ, отгородить от Запада. В то же время власти широко открыли ворота “русскому миру” и его оголтелой пропаганде. Какой тут национальный продукт, если продолжается русификация, если СМИ режима перепевают московские нарративы, если слово “свядомыя” правитель произносит брезгливо?

Есть у властей и еще одна неувязочка. Лукашенко на форуме не раз заводил речь, что в СМИ должна быть и критика, постановка проблем: “Никогда не требовал фильтровать информацию, создавая в СМИ “параллельные миры” всеобщего благоденствия и замалчивая острые темы. Мой подход вы знаете: люди должны видеть и знать правду”.

Но, во-первых, мы хорошо знаем, что именно за правду о протестах 2020 года независимую прессу в стране вырезали под корень.

Во-вторых, сам правитель раз за разом оговаривается: “Без критиканства. Нам критиканства не надо <…> А так, по-деловому, чтобы был эффект”. В общем, “нам нужны подобрее Щедрины и такие Гоголи, чтобы нас не трогали”.

Понятно, что редактор госиздания предпочтет не рисковать. Ну, можно там пьяного водопроводчика пропесочить, а кого-то из больших шишек пощипать, безобразие государственного масштаба разоблачить — нет уж, дудки, дураков нет голову подставлять.

Особенно беззубы районные издания. Они — под пятой местных вертикальщиков, уныло их прославляют. Лукашенко на форуме сделал показушный жест: велел, чтобы в “президентский обзор СМИ” включали больше материалов региональной прессы. Но долго ли правитель выдержит такое меню? Там ведь контент такой, что если бы мухи могли читать, они бы дохли от скуки.

Многие белорусы просто включили режим самосохранения

В общем, эти хваленые бойцы идеологического фронта смелы, только когда нужно вылить ушат грязи на врагов режима. А вот функцию контроля за властями, как в демократических странах, пресса режима Лукашенко, как и других подобных режимов, выполнять по определению не может.

И цифры охвата пропагандой, которыми подчиненные услаждали слух вождя на медиафоруме, могут оказаться во многих смыслах обманчивыми.

Социологи Белорусской аналитической мастерской по результатам опроса, проведенного в июле прошлого года, констатировали: “Уровень доверия белорусов к белорусским официальным СМИ нельзя считать высоким. Полностью им доверяет не более четверти населения. По меньшей мере четверть полностью не доверяет”. В то же время “в той или иной мере независимым белорусским СМИ доверяет более половины населения Беларуси”.

При этом авторы исследования тоже подчеркивают, что на его результаты может влиять фактор страха (сами понимаете, в какую сторону).

В советское время десятки миллионов граждан исправно выписывали “Правду” и другие казенные издания, смотрели программу “Время”. Западные “голоса” глушились. Но когда система оказалась в кризисе, общество, которое много лет зомбировали, зашевелилось, забурлило, очереди выстраивались за перестроечными изданиями.

Вся идеология пошла прахом. Люди сжигали партбилеты, на полусвободных выборах голосовали за демократических кандидатов. Партийные функционеры не решались соваться на митинги: авторитет КПСС, надменно правившей семь десятилетий, сполз до нуля. И никто не бросился защищать Союз, когда в Беловежской пуще ему подписали приговор.

Так что и “достижения” режима Лукашенко в плане промывки мозгов не стоит преувеличивать. Просто многие белорусы сейчас включили режим самосохранения, и это разумная тактика. А в час “Ч” может оказаться, что опасения вождя насчет “спрятавшихся под плинтусом” были отнюдь не беспочвенны.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru