Минск 07:59

Закон бутерброда. К чему ведет санкционный пинг-понг между Минском и Вильнюсом

Алесь Гудия
Экономист

Опубликовано на открытой версии “Позірку” 7 июня 2024 года в 13:43

Продукты граждан Беларуси, оставленные на границе при въезде в Литву
Источник: телеграм-канал блогера Антона Мотолько

Снимки с выброшенными на белорусско-литовской границе бутербродами и прочими взятыми в дорогу перекусами обошли многие независимые СМИ. Сейчас ограничения смягчены, но проблема эскалации взаимных санкций остается. Причем больше страдает белорусская сторона.

С 3 июня Вильнюс ввел запрет на ввоз сельскохозяйственной продукции и кормов из Беларуси. Под ограничения попало более 2800 товарных позиций, включая живых животных, рыбу, молоко, мед, табак и алкоголь.

Эта мера затронула не только официальные торговые поставки, но и багаж туристов. Что возмутило белорусов, которые и без того вынуждены проходить через “квест”, чтобы получить визу, и часами стоять на границе.

Поскольку новые ограничения с литовской стороны последовали за введенными ранее запретами с белорусской, которые, в свою очередь, также обосновывались недружественными действиями соседней страны, то ситуация безусловно стоит того, чтобы разобраться подробнее.

Клубок противоречий из политики и экономики

Новые ограничения Литвы — это лишь один из элементов сложной системы обмена санкциями между двумя странами.

Напомним, что в мае правительство Беларуси расширило перечень товаров, запрещенных к ввозу и реализации на своей территории. Запрет касался так называемых недружественных стран, включая Литву. Эти меры, а также ранее введенные с белорусской стороны ограничения, были ответом на решение Вильнюса закрыть пункты пропуска на границе с Беларусью.

Этот санкционный и контрсанкционный пинг-понг активно продолжается уже несколько лет. В его основе лежит запрет на транзит белорусского калия через порт Клайпеда, введенный Литвой из-за санкций США против “Беларуськалия”.

В результате отношения между Минском и Вильнюсом превратились в клубок противоречий, включающий политические, социальные и экономические аспекты, которые настолько тесно переплетены, что их невозможно рассматривать по отдельности.

Эпизод с изъятием бутербродов и воды на границе у простых граждан демонстрирует, что бывает, когда бюрократия реализует новые ограничительные меры в короткие сроки. Поспешное введение запретов привело к тому, что в документе не прописали исключение, касающееся продуктов для личного пользования. В свою очередь таможенники и пограничники, следуя букве закона, не пропускали все запрещенные товары, будь то крупные бизнес-поставки или ссобойки туристов.

Безусловно, такая мера выглядела излишней. Смягчить ограничения в отношении физических лиц призвала литовские власти Светлана Тихановская. 5 июня Таможенная служба Литвы сообщила, что запрет на ввоз в эту страну не распространяется на “транзитные товары”, а также “товары, предназначенные для личного потребления во время путешествия, во вскрытой упаковке”.

Отметим, что здесь офис Тихановской продемонстрировал способность защищать интересы соотечественников в кризисной ситуации, в то время как чиновники в Минске не имеют ни ресурсов, ни охоты этим заниматься.

В Монголии ловим скромную удачу, а под боком теряем огромные суммы

Кроме всего прочего, жесткость введенных Литвой ограничений может быть обусловлена и накопившимся экономическим ущербом от предыдущих санкций. Нельзя исключать и политическую составляющую.

Теперешний виток санкционного противостояния совпадает с полосой выборов в Литве — президентских (прошли в мае), в Сейм (будут в октябре), Европарламент (проходят сейчас). Поэтому скорые и жесткие меры могут быть продиктованы и необходимостью демонстрировать электорату политическую волю.

Новые ограничения, введенные Литвой с 3 июня, непосредственно касаются товаров, поставки которых из Беларуси за прошлый год составили около 100 млн евро. Причем любопытно, что в основном это экспорт жмыха и рапсового масла.

Поскольку новые подсанкционые товары занимают бо́льшую долю в белорусском экспорте по сравнению с их долей в литовском импорте, экономический ущерб для Беларуси будет ощутимее.

Однако если говорить об общем влиянии новых ограничений на внешнюю торговлю двух стран, стоит отметить, что эта сумма составляет лишь 0,2% импорта Литвы и 0,3% экспорта Беларуси. Однако и сотня миллионов долларов на дороге не валяется.

Для сравнения посмотрим на торговлю Беларуси с Монголией, где Александр Лукашенко недавно побывал с государственным визитом. По последним данным, годовой экспорт в эту страну составляет около 30 млн долларов, а ранее доходил до 50 млн.

Парадокс: огромные пропагандистские и бюрократические усилия направлены на то, чтобы закрепиться на далеком монгольском рынке с потенциалом в 40-50 млн долларов, в то время как потери от очередного витка противостояния с соседней Литвой в несколько раз превышают эти цифры.

Если же в целом подсчитать потери Минска от противостояния с Западом, и прежде всего со странами ЕС, то остается только схватиться за голову.

Пропаганда лишь маскирует геополитическую катастрофу Беларуси

Официальная пропаганда пытается представить визит в Монголию как геополитический прорыв, однако на самом деле это лишь маскирует геополитическую катастрофу Беларуси. Подчеркивая сомнительные успехи в сотрудничестве с Монголией, Зимбабве, Экваториальной Гвинеей или Кенией, власти умалчивают о куда более насущных проблемах в отношениях с ближайшими соседями.

Беларусь, будучи крайне зависимой от внешней торговли, остро нуждается в расширении экспортных возможностей. Однако призывы Лукашенко продвигать экспорт любыми средствами, “торговать — десятью тракторами, одним комбайном, хоть даже по чайной ложке сахар возить”, повисают в воздухе. Его формула “идти в другие места, где нас не знают, где нас ждут” не работает и не вызывает энтузиазма у чиновников и представителей государственных предприятий.

В итоге Лукашенко приходится самому показывать пример, отправляясь с визитами в дальние страны. Однако эти поездки больше направлены на создание пиар-эффекта и укрепление легитимности правителя в собственных глазах, чем на реальный экономический эффект для Беларуси.

Визит в Монголию показал: то, что может казаться успехом одному деятелю, для страны в целом оборачивается убытками как репутационными, так и экономическими. Стоимость таких визитов способна превысить потенциальный эффект от наращивания двустороннего сотрудничества.

Беларусь поставляет в Монголию технику, а встречный поток товаров незначителен, что делает этот рынок выгодным для Минска. Однако даже сами белорусские дипломаты отмечают, что большая проблема заключается в невысокой платежеспособности монгольских покупателей.

Эти опасения были еще до введения широкомасштабных санкций против белорусского финансового сектора, а сейчас они наверняка усилились.

Чиновники рвать жилы не станут

В целом попытки активизировать внешнюю торговлю, особенно с “дальней дугой”, скорее всего, натолкнутся на “итальянские забастовки” чиновников. Суть этих забастовок заключается в том, чтобы исполнять поручения бесконечно формально, без реальной эффективности.

Одной из причин этого является предстоящая президентская кампания. Вопрос о преемнике Лукашенко будет подниматься все чаще, и наблюдать за этим будет не только оппозиция, но и номенклатура. Появление перед такими выборами новых амбициозных персон, способных достигать успехов в развитии экономики, автократ может счесть вызовом, угрозой.

Поэтому чиновники будут стараться “не отсвечивать” и привычно избегать любых инициатив, в том числе на литовском направлении. Тем более что в этом случае нужно серьезно менять политику, к чему нынешний правитель, судя по всему, не способен.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru