Минск 07:11

Цены все равно прыгнут, многие бизнесы разорятся. К чему ведет ручное регулирование

Алесь Гудия
Экономист
Иллюстративное фото: 1prof.by

Три месяца подряд, с февраля по апрель, инфляция в Беларуси упорно держалась на стабильно низком уровне — 5,6% в годовом измерении. В мае, как показывают свежие данные Белстата, она ускорилась до 5,7%, что несущественно. И это — на фоне жестких санкций, дисбалансов во внешней торговле и перегревающейся экономики. Ручное регулирование привело к тому, что цены перестали отражать реальное положение дел. Возвращать им их рыночные функции власти, похоже, не спешат.

Бюрократия всегда была консервативной. Любые инновации даются ей с огромным трудом, реформы проходят с большими усилиями, “через не хочу”. Зато привычные методы, которые однажды, как кажется чиновникам, сработали хорошо, они используют с большим удовольствием.

Поэтому, столкнувшись с шоком высокой инфляции в 2022 году, Александр Лукашенко и его подчиненные прибегли к единственно знакомому им методу — ручному регулированию.

Дисбалансы накапливаются

Инфляцию с тех пор жесткими мерами удалось обуздать. Но этот грубый инструмент настолько полюбился чиновникам, что и спустя полтора года от него отказываться не спешат. При этом робкие голоса даже в их среде уже предупреждают о негативных долгосрочных эффектах такого подхода. Однако, судя по принимаемым решениям, эти предупреждения — как горох о стенку.

Вероятнее всего, довольны эффектом и на самом верху. И пока высокое начальство занято глобальной геополитикой, переустройством миропорядка, подчиненные не хотят беспокоить его приземленными проблемами вроде накапливающихся дисбалансов в экономике из-за ручного ценового регулирования. Так происходит, потому что хорошо известно: в белорусской системе управления чиновник, приносящий плохие новости, рискует получить только еще большие проблемы.

Нужно учесть и то, что среди высших чиновников преобладают люди с силовым бэкграундом или опытом в сферах, где понимание работы современной экономики весьма специфично, как, например, в жилищно-коммунальном хозяйстве.

Такая профессиональная деформация приводит к убеждению, что если создается иллюзия благополучия, то ничего менять и не нужно. Проблемы же с грехом пополам решаются только тогда, когда резко обостряются. Это — как прорыв на старом трубопроводе, который давно нужно было заменить.

В такой системе всегда есть те, кто “равнее” других

Сама система регулирования цен тоже работает специфически. Если посмотреть на отдельные их виды, можно заметить, что административно регулируемые цены в период высокой инфляции росли не так быстро, как в целом по экономике. Однако они все равно оказывались выше тех параметров, которые ранее определяли сами чиновники в качестве целевых для экономики.

Но любопытно вот что: после резкого снижения годовой инфляции административно регулируемые цены остаются на повышенном уровне.

Выходит, в то время как вся экономика сидит на голодном пайке и бизнес может повышать цены только с высочайшего разрешения чиновников, есть сферы, где государство позволяет поднимать цены выше уровня инфляции. В такой системе всегда есть те, кто “равнее” других.

Хороших вариантов нет

Такие диспропорции являются прямым следствием существующей в Беларуси модели экономики.

С одной стороны, есть бизнес, который реально работает и наполняет бюджет налогами. Его власти часто вынуждают действовать вопреки складывающимся рыночным условиям. С другой стороны — естественные монополии и госкомпании, конкурентные преимущества которых сводятся к лоббистским ресурсам в высоких кабинетах.

Этим компаниям позволяется повышать цены под условия рыночной конъюнктуры. Особенно это заметно в случае с тарифами на жилищно-коммунальные услуги. Они даже структурированы так запутанно, что можно одновременно демонстрировать заботу о населении и перераспределять издержки на другие виды продукции, о чем доверчивому населению по госканалам не рассказывают.

Есть и другие интересные факты. Так, начало жесткого ценового контроля в 2022 году совпало с сезонным снижением цен на плодоовощную продукцию. Очевидно, чиновники знали, что цены скоро пойдут вниз и без их вмешательства. Но ручное регулирование позволило приписать достижения рынка себе и заодно опустить цены до рекордно низкого уровня. Однако, как оказалось, слишком низкие темпы роста цен могут быть так же вредны для экономики, как и слишком высокие.

В итоге длительный контроль за ценами привел к тому, что теперь любые варианты развития событий в системе ценообразования будут плохими.

Резкий отказ от контроля в этом вопросе может вызвать ценовой шок, а продолжение вмешательства грозит банкротством бизнесов. В итоге второй вариант тоже приведет к росту цен, но перед этим разрушит многие предприятия и оставит без работы тысячи людей.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru