Минск 15:53

Полегчает ли белорусской экономике от вступления в ШОС?

Алесь Гудия
Экономист

Опубликовано на открытой версии “Позірку” 2 июля 2024 года в 12:08

Фото: yuz.uz

Беларусь вот-вот станет полноправным членом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Этот путь занял почти полтора десятилетия. С 2010 года Минск участвовал в работе ШОС в статусе партнера по диалогу, с 2015-го — в статусе наблюдателя. Теперь наконец процесс близится к логическому завершению. Однако принесет ли это членство ощутимые экономические дивиденды?

ШОС — структура с любопытной спецификой. Основанная в 2001 году, она объединяет девять стран: Китай, Индию, Иран, Казахстан, Кыргызстан, Пакистан, Россию, Таджикистан и Узбекистан. Предполагается, что Беларусь присоединится к этому клубу на саммите в Астане, который пройдет 3–4 июля.

Члены ШОС в совокупности создают четверть мирового ВВП и представляют более трети населения планеты. На первый взгляд, такая мощная экономическая сила и огромный рынок не вызывают сомнений в потенциале организации. Однако на практике все гораздо сложнее.

В надежде сильнее подружиться с Китаем

ШОС декларирует своей главной целью укрепление стабильности и безопасности в регионе. Это, безусловно, актуально и для белорусских властей. Однако вопросы безопасности для Беларуси в значительной мере решаются в Москве, и дублировать такого рода гарантии через ШОС вряд ли есть особая необходимость.

Совсем другое дело — расширение сотрудничества с Китаем, наиболее интересным для Беларуси членом ШОС. Для официального Минска участие в организации может быть попыткой найти противовес безраздельной политической силе Москвы. Использование “старшего брата своего старшего брата” может стать интересной опцией для укрепления “белорусской стабильности”.

Однако если интерес Минска понятен, то выгоды для Пекина остаются неочевидными.

Экономическое взаимодействие при модернизации белорусских промышленных предприятий не стало историей успеха, которой можно было бы гордиться и предлагать в качестве модели для других стран региона. Проект индустриального парка “Великий камень”, рассчитанный на использование транспортно-логистических возможностей Беларуси, после 2020 года оказался под вопросом из-за политики белорусских властей, осложнившей отношения с Западом.

Образовательный и научный потенциал Беларуси также перестал привлекать Китай. В последние годы белорусские власти создали такие дискомфортные условия, что наиболее компетентные и конкурентоспособные кадры из сферы науки и образования покидают страну.

Разве что торговля между КНР и Беларусью складывается стабильно в пользу первой.

Таким образом, интерес Китая к Беларуси как в экономической, так и в социально-политической сферах вряд ли силен.

Станут ли партнеры рисковать ради Минска?

Между тем ШОС декларирует среди своих целей и экономическую кооперацию участников. В условиях санкционного давления Беларусь особенно заинтересована именно в этом аспекте сотрудничества.

ШОС предоставляет Беларуси еще одну возможность найти поддержку для национальной экономики и подтянуть пошатнувшийся экспортный потенциал. Однако вступление в организацию автоматически не решает эти задачи.

С большинством стран-членов у Беларуси уже давно налажена кооперация, зачастую на уровне, значительно превышающем возможности, открываемые участием в ШОС. Сотрудничество с Россией, Казахстаном и Узбекистаном развивается давно и относительно надежно.

С другими странами-участницами Беларусь хотела бы развивать контакты, но вряд ли участие в ШОС снимет ключевые проблемы, усложняющие кооперацию, такие как санкции и логистические ограничения. Участие в ШОС не откроет для Беларуси автоматически новых торговых маршрутов.

Единственной значимой возможностью, которую может предоставить Беларуси участие в ШОС, является экономическая поддержка. Соглашение о межбанковском сотрудничестве в рамках организации открывает новые возможности в финансовой сфере.

Однако рискнут ли Индия или Китай обходить ограничительные меры в отношении белорусской экономики, учитывая возможность вторичных санкций? Банки и бизнес этих стран будут вести дела с Беларусью, несмотря на ее статус партнера по ШОС, с оглядкой на США и ЕС.

Это логично, ведь для них белорусский рынок очень невелик по сравнению с рынками западных стран. Получать проблемы на ключевых и прибыльных рынках ради сомнительного удовольствия торговать с подсанкционной Беларусью вряд ли кто-то захочет.

Много слов и несколько теплых мест

Тем не менее Минск может получить определенные бонусы от вступления в ШОС. Хотя в основном они не приносят прямых финансовых выгод и не способствуют экономической кооперации.

Развитие отношений на международной арене после событий 2020 года помогает подлечить уязвленное эго легитимности, предоставляет материал для множества сюжетов на белорусском телевидении о взаимодействии с зарубежными странами и создает возможности для нескольких визитов на высоком уровне.

Кроме того, участие в ШОС обеспечит появление нескольких теплых мест. В соответствии с размером взноса в ее бюджет Республике Беларусь выделено четыре штатных должности в постоянно действующих органах организации: две в Секретариате и две в Исполнительном комитете Региональной антитеррористической структуры ШОС. Так что для белорусских чиновников появляются новые синекуры.

При этом партнерам стоит помнить, с какой легкостью Беларусь выходила из любых международных договоренностей, связывавших ее руки. Или, даже оставаясь юридически в рамках этих документов, открыто их игнорировала.

Таким образом, для властей ШОС — это скорее способ потешить начальственное самолюбие и возможность лишний раз попросить финансовой поддержки, используя эту площадку для общения в первую очередь с Китаем и Индией.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru