Минск 06:35

Эхо стамбульских соглашений. Путин руками Лукашенко пытается забросить наживку для Запада

Валерий Карбалевич
Политический аналитик, кандидат исторических наук. С 1999 года работает обозревателем "Радыё Свабода"
Украина, Буча, май 2022 года
Фото: pexels.com / Mykhailo Volkov

Из содержания реплик Александра Лукашенко и Владимира Путина стало понятно, зачем президент России вдруг выдернул своего белорусского визави в Москву. Тот понадобился российскому лидеру, чтобы с его помощью озвучить новую инициативу, предложение Украине и Западу. А именно: вернуться к стамбульским соглашениям 2022 года.

Частые — раз-два в месяц — визиты Лукашенко в Россию стали таким обычным и рутинным явлением, что давно уже не вызывают повышенного интереса. Они, как правило, проходят по стандартной схеме, с привычной риторикой. Но последняя поездка Лукашенко в Москву 11–12 апреля имела свои особенности.

Союзник выступает рупором Кремля

Уже больше года во время встреч Лукашенко с Путиным в публичную часть переговоров выносятся только вопросы двухсторонних отношений. Лидеры говорят общие слова о развитии интеграции, Союзном государстве, противодействии санкциям, импортозамещении. Войну в Украине обычно обходили стороной, будто ее и нет.

В этот раз все было иначе. Война в Украине оказалась в центре внимания. Во всяком случае, перед телекамерами эта тема была не то что основной, но фактически единственной. И ответы Лукашенко на вопросы российских журналистов тоже во многом касались проблем этой войны.

Из содержания реплик Лукашенко и Путина стало понятно, зачем тот неожиданно выдернул союзника в Москву. Формальный повод — отпраздновать вместе День космонавтики — выглядел не очень убедительным.

21 февраля они встречались в Казани, следующий визит правителя Беларуси в Москву запланирован на 8 мая для участия в юбилейном саммите Евразийского экономического союза. То есть острой необходимости срочно лететь в Россию не было.

Лукашенко понадобился Путину, чтобы озвучить новую инициативу, предложение Украине и Западу. Лидеры сразу взяли быка за рога, даже не пытаясь как-то маскировать основной смысл этой встречи. Лукашенко с места в карьер заговорил о конференции в Швейцарии.

Российская “формула мира”: окончательно отжать Крым и Донбасс

20–24 июня в швейцарском Бюргенштоке пройдет конференция по мирному урегулированию войны в Украине на высшем уровне. Предполагается, что будут участвовать от 80 до 100 стран. Россия на саммит не приглашена.

Украина и Запад намерены использовать конференцию для продвижения “формулы мира” президента Владимира Зеленского, содержащей неприемлемые для Москвы пункты, такие как вывод войск за границы Украины 1991 года.

Ключевым для этого саммита является то, будет ли на нем Китай. Фактически это попытка сформировать большую проукраинскую и антироссийскую коалицию с привлечением многих стран Глобального Юга.

Москву эта ситуация очень нервирует, она для нее дискомфортна. Поэтому Кремль хотел бы если не сорвать конференцию, то минимизировать ее значение. И был придуман дипломатический контрход. Такой своеобразный пряник Украине и Западу, который сложно было бы проигнорировать. Москва с помощью Лукашенко предложила противникам вернуться к стамбульским соглашениям.

Тест этих соглашений, как утверждается, достигнутых и даже парафированных Россией и Украиной в марте 2022 года, не был опубликован. Но их основное содержание приблизительно известно.

Согласно им, Украина отказывается вступать в НАТО и фиксирует свой нейтральный статус. Но главная российская “наживка” заключена в территориальном вопросе. Москва настаивает на том, чтобы Киев признал Крым российским, а ДНР и ЛНР — независимыми государствами (на тот момент эти два образования имели именно такой статус). Судьба остальных территорий, захваченных Россией в ходе войны, подвисает, остается предметом переговоров.

Это намек, что Россия готова возвратиться к территориальной ситуации на 23 февраля 2022 года, до начала широкомасштабной агрессии. Таким образом подбрасывается наживка не столько даже для Украины, сколько для Запада. Тот ведь сейчас оказался на развилке перед принятием важных стратегических решений по поводу возможностей дальнейшей поддержки Киева.

То есть фактический статус-кво, который был перед началом войны, должен превратиться в юридический (Украина теряет Крым и Донбасс).

Эта российская “формула мира” — пусть в скрытой, завуалированной форме, полунамеком — и была предложена в Кремле 11 апреля. По логике Москвы, Запад готов эту формулу принять, надавить на Киев и таким образом закончить войну.

Вероятнее всего, это именно наживка, хитрый ход, чтобы сорвать конференцию в Швейцарии. Трудно представить, что Москва готова добровольно вернуть территории, захваченные в ходе войны, ведь принадлежность России Донецкой, Запорожской, Луганской и Херсонской областей зафиксирована в Конституции РФ.

Символично, что идею возвращения к стамбульским соглашениям огласил именно Лукашенко. Путин лишь кивал головой. В этом двойной символизм.

С одной стороны, присутствие главы другого государства вроде бы усиливает значение этого предложения Кремля. А с другой, в случае чего можно будет легко от этого предложения отказаться. Дескать, кто сделал такой дипломатический жест? Лукашенко? Так какой с него спрос?

Правитель Беларуси вошел в образ соагрессора

Еще важный момент. Кажется, никогда раньше Лукашенко так четко и последовательно не отождествлял Беларусь и Россию в контексте войны против Украины и Запада.

Обратите внимание на его риторику: “Если они хотят в Швейцарии (они же это называют мирной конференцией) без нас говорить о мире в Украине, господь с ними. Наша позиция заключается в том, что они могут там договориться только, как усилить эскалацию этого конфликта. <…> Может, они и правы, что не приглашают нас туда, потому что о чем с ними можно разговаривать, если они пытаются там собрать сто с лишним государств и что-то там нам продиктовать или наклонить нас? <… >Кричат, что Лукашенко с Путиным завтра Европу захватят. Никогда не обсуждали таких планов, что мы кого-то хотим захватить” (выделено мной. — В.К.).

Правитель Беларуси похвастался, что был приглашен на заседание Совета безопасности РФ и принял участие в его работе. Это, по его представлению, высшая форма доверия. Таким образом формула “мы соагрессоры” приобретает законченный вид.

Но стоит заметить, что вопрос одного из российских журналистов о возможном полноценном участии Беларуси в войне против Украины вызвал раздражение Лукашенко. Отвечал он сумбурно, нервно, чувствовалось, что это для него чувствительная, болезненная тема. Создается впечатление, что она обсуждалась с Путиным.

Александр Лукашенко и Марина Василевская в Центре подготовки космонавтов имени Гагарина в подмосковном Звездном городке. Декабрь 2022 года
Фото: sb.by

И два слова про День космонавтики. Хоть из уст Лукашенко пафосно прозвучало, что “космос наш”, на самом деле Беларусь участвует в российской космической программе. И полет белорусской представительницы является политико-пиаровским мероприятием. Из Марины Василевской белорусские власти пытаются сделать Юрия Гагарина и Валентину Терешкову в одном лице.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru