Минск 16:28

Белорусы не хотят все ставить на карту. Почему налички становится больше

Алесь Гудия
Экономист

Опубликовано на открытой версии “Позірку” 23 апреля 2024 года

Иллюстративное фото: "Позірк"

Сегодня каждый восьмой рубль в экономике Беларуси работает в виде наличности. Это много. Причем доля налички в широкой денежной массе растет не первый год, несмотря на желание властей развивать безналичные платежи. Почему белорусы вновь полюбили наличные?

Многие из нас помнят времена, когда кредитные карты и бесконтактные платежи казались скорее атрибутами голливудских фильмов, нежели частью нашей повседневной жизни. Однако с развитием современных технологий расчетов эти передовые вещи прочно вошли в наш быт.

Причем эти изменения, значительно облегчившие нашу жизнь, наступили настолько быстро, что Беларусь в реализации платежных инноваций опередила многие страны. Сегодня большинство экономических операций проводится безналичным способом, а использование кредитных и дебетовых карт стало для населения обычным делом.

Однако если внимательно проследить за долей наличных в экономике, все оказывается не так просто и очевидно. Наличные вновь начинают укреплять свои позиции в общей денежной массе.

Оборотная сторона медали

До поры до времени простота и удобство расчетов в безнале для населения были явными. Государству и бизнесу, с другой стороны, это обещало существенное снижение издержек, давало рост оборотов и прибыли. Выгода казалась взаимной.

Однако отставание цифровой финансовой грамотности от используемых средств платежа породило новые формы мошенничества: различные схемы выманивания паролей, создание поддельных сайтов банков и интернет-магазинов, использование сканеров на банкоматах.

Кроме того, распространение цифровых финансовых инструментов сделало платежи не только быстрыми, но и прослеживаемыми. Граждане и глазом не моргнули, как их финансовые операции стали прозрачными для банков и государства.

В нормальных политических условиях такие изменения можно только приветствовать: налогообложение становится более понятным, банковские операции — удобными, а платежи — мгновенными.

Однако в случае, когда прозрачность финансовой системы дает авторитарным властям инструмент давления, как это все чаще наблюдается в Беларуси после 2020 года, люди начинают искать противоядие.

Билборд в Беларуси
Источник: провластные телеграм-каналы

Этим объясняется растущий спрос на наличные среди населения и стремление хранить депозиты в наиболее доступной форме — в виде отзывных вкладов.

Однако позиции наличных средств в обороте укрепляются не только поэтому.

Белорусская экономика столкнулась с серьезными вызовами в сфере денежного обращения в связи с введением санкций после подавления протестов 2020 года и российского вторжения в Украину в 2022-м. Отключение многих банков от международной платежной системы SWIFT ощутимо ударило по финансовой системе Беларуси, заставив бизнес и государство искать способы обхода ограничений.

Эти новые серые схемы широко распространились в Беларуси, поскольку подобные ограничения и проблемы стали такой же головной болью для российских партнеров. Более того, поскольку Беларусь находится под санкциями намного дольше, чем Россия, там могли еще и поучиться у белорусских коллег.

Однако распространение подобных серых схем имеет далеко идущие негативные последствия, так как подрываются основные принципы бизнеса и нарушаются нормы договорных отношений. Чем дольше экономика Беларуси будет функционировать в таких условиях, тем труднее будет ей вернуться к цивилизованному рынку, основанному на здоровых договорных отношениях и взаимном доверии.

Власти пытаются сидеть на двух стульях

Примечательно, как власти одновременно поддерживают в экономике две, казалось бы, несовместимые тенденции. С одной стороны, допускается и даже поддерживается рост объема наличных в обороте, а с другой — Национальный банк и профильные министерства ужесточают требования к использованию наличных, продолжая содействовать развитию безналичных форм оплаты.

За увеличением объема наличных стоят две причины. Во-первых, это связано с необходимостью поддерживать рост зарплат, что скорее выглядит как популистский ход, создающий иллюзию устойчивости экономики. Частично это также объясняется дефицитом специалистов на рынке труда и конкуренцией за рабочую силу.

Во-вторых, рост наличных, как уже отмечалось, связан с реализацией серых схем, направленных на обход санкционных ограничений. В таких случаях нал часто является единственно приемлемой формой оплаты. Эти схемы используются, чтобы обеспечить внутренний рынок и параллельный экспорт в Российскую Федерацию.

В то же время властям важно, чтобы бизнес в Беларуси был максимально прозрачным. В этом контексте государство стремится стимулировать безналичные платежи, обеспечивать открытость данных о транзакциях и доступность финансовой информации.

При таких противоречивых условиях работы в национальной экономике и экспортной сфере критическим фактором становится профессионализм чиновников, реализующих макроэкономическую политику. Александр Лукашенко усиливает экономический блок администрации, стремится жестче контролировать Национальный банк.

Однако рано или поздно станет очевидным, что сидеть на двух стульях в рамках одной экономической модели невозможно. Нельзя устанавливать разные правила игры для разных секторов экономики. При перетоке финансовых, трудовых и других ресурсов между ними неизбежно возникают противоречия, что может разбалансировать всю систему.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru