ru
Arrow
Минск 21:46

Лукашенко хочет встряхнуть МИД, но сам обрек внешнюю политику барахтаться на мели

Александр Класковский
Политический аналитик. Более 20 лет проработал в БелаПАН
Иллюстрация: Nairod Reyes / pexels.com

“Встряхнуть МИД” наказал Александр Лукашенко новому министру иностранных дел Максиму Рыженкову. Сегодня правитель сделал каскад назначений, наверняка держа в голове президентские выборы 2025 года (прозвучало, что вертикали нужно “выстоять в этой бешеной борьбе”). Однако всю политику определяет сам Лукашенко. И если он напрочь сжег мосты в отношениях с Западом, намертво привязал страну к Москве, то никакой Рыженков тут не поможет.

“Вы — человек жесткий, требовательный. МИД нужно приводить в чувства. Говорю открытым языком: встряхнуть МИД нужно, чтобы он начал работать”, — сказал Лукашенко новому руководителю внешнеполитического ведомства.

Да, на дипломатическом фронте особо нечем похвалиться. Но почему? Потому ли, что в этом ведомстве просто разленились?

Конечно, события 2020 года нанесли МИДу кадровый урон. Оттуда ушли профи, которых возмутило удушение протестов против фальсификации президентских выборов. Но главная беда в другом.

Тут впору надевать не вышиванку, а френч

Алейник пробыл министром всего полтора года. На пенсию ему рановато (59 лет). Так что правитель явно был недоволен этим министром. Рыженкову 52, он в свое время долго работал в системе МИДа. Говорят, человек и впрямь волевой, строгий. Но чудес на новом посту тоже не совершит.

Чудесами дипломатической эквилибристики блистал в свое время ныне покойный Владимир Макей, бывший главой ведомства в 2012–2022 годах. Он, с одной стороны, уверял Москву в преданности, обсуждал с коллегой Сергеем Лавровым “интеграционное взаимодействие”, а с другой — смог обеспечить довольно долгую оттепель в отношениях Минска с Западом.

Да, Макей был сильным профессионалом. Но его достижения на ниве многовекторности стали возможными только потому, что сам Лукашенко, спасая свою власть от кремлевского нахрапа, давал отмашку, открывал простор для геополитических маневров.

Московские великодержавники возмущались коварством “батьки”, который, мол, доит Россию и в то же время заигрывает с проклятым Западом. И впрямь, “младший брат” до поры до времени ловко лавировал, держал геополитический шпагат.

В 2015-м он принимал в своем дворце канцлера ФРГ Ангелу Меркель и французского президента Франсуа Олланда на саммите нормандской четверки. Да, черновую оргработу провели дипломаты, но в принципе тот звездный час внешней политики Минска стал возможным потому, что Лукашенко отмежевался от аннексии Крыма.

В 2019-м в Минск прилетал тогдашний советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, в феврале 2020-го — американский госсекретарь Майк Помпео.

Конечно, и в этих случаях дипломатия постаралась. Но в принципе прорыв в отношениях с Вашингтоном объяснялся тем, что сам Лукашенко взбрыкнул, стал отбиваться от дорожных карт интеграции с РФ, грозивших сильно урезать суверенитет. Вождь режима тогда велел, например, диверсифицировать закупки нефти, и Америка даже успела отправить пару танкеров.

Макей же был лишь талантливым исполнителем этой стратегии геополитического маневрирования. Демонстрируя некое дистанцирование режима от Москвы, “мягкую белорусизацию”, министр щеголял перед западными дипломатами в вышиванке.

Макей на празднике "День белорусской вышиванки" с приглашением иностранных дипломатов 25 июня 2017 года
Источник: mfa.gov.by

Рыженков не наденет сейчас вышиванку — и не потому, что вкус иной, а потому, что времена иные. Тут впору надевать френч.

Две роковые отсечки: 2020-й и 2022-й

Двумя моментами слома белорусской внешней политики стали разгром протестов 2020 года и помощь Кремлю в широкомасштабном вторжении в Украину в 2022-м. Сначала Лукашенко восстановил против себя Запад брутальными репрессиями, потом — добил западный вектор соучастием в агрессии.

И тот же Макей, прежде слывший в некоторых западных кругах системным либералом, был вынужден предстать в обличье ястреба. Именно он в 2021-м объявил о грядущей тотальной зачистке гражданского общества. А потом уничтожил остатки репутации тем, что за несколько дней до вторжения российских войск в Украину с белорусской территории заверял: да они все отсюда уедут после учений домой.

Когда назначали министром Алейника, кое-кто из обозревателей отмечал, что у того солидный опыт работы дипломатом именно на Западе, в частности — послом в Британии. Мол, Лукашенко, видимо, решил как-то склеивать отношения с демократическим миром.

Однако эти предположения не оправдались. Напротив, железный занавес на границах с соседними странами ЕС может сейчас окончательно опуститься. На днях Алейник успел заявить, что Беларусь готова обсуждать с Польшей безопасность на границе. Но и здесь МИД не прыгнет выше пояса.

Ведь это сам вождь режима после событий 2020 года в отместку за санкции развязал против ЕС гибридную войну при помощи потока нелегалов. Причем среди экспертов распространено мнение, что сейчас процессом дирижирует Москва. Так что большой вопрос, насколько правитель Беларуси в этом сюжете самостоятелен.

“Дальняя дуга” всем хороша, да кривовата

Ставя сегодня задачи перед Рыженковым, Лукашенко делал упор на Россию, Китай, Индию, в целом “дальнюю дугу”. Это вынужденная переориентация из-за ссоры с Западом, под давлением санкций.

При этом на совещании в апреле Лукашенко признал, что “не выполнены планы по экспорту в дружественные страны дальней дуги”. Они-то, может, и дружественные (часто потому, что там тоже с демократией туго), но есть другие закавыки.

Во-первых, за морем телушка — полушка, да рубль перевоз. Короче, логистика дорогая. Во-вторых, иные друзья с Глобального Юга бедны как церковные мыши. Точнее, правители там себя не обижают, но народы прозябают в нищете. Кое-какой схематоз с такими деятелями наладить можно, но для своей страны много не наторгуешь.

Лукашенко во время визита в Зимбабве (2023 год)
Фото: пресс-служба президента Зимбабве

Как видим, и с теми партнерами, на которых сейчас делается ставка в пику “коллективному Западу”, проблем выше крыши. И даже могущественный Китай, отношениями с которым так гордится белорусский вождь, сейчас хмурит брови, озабоченный сохранением своего транзита через Беларусь в Европу.

А ведь когда-то сама Беларусь с выгодой продавала в Старый Свет нефтепродукты и прочий товар. Все было удобно, под боком. Это ж надо было так рассобачиться!

Сейчас вот пропаганда Лукашенко трубит, что скоро Минск полноправно вступит в ШОС. Но в основном это лишь повод попиариться, больших денег на этом членстве страна не срубит.

Из московской колеи уже не выскочить

Да и на российском рынке все не так просто. В частности, из некоторых ниш выдавливают те же китайцы. А главная проблема в том, что сама чрезмерная завязка на РФ как в экономике, так и в политике — явление нездоровое, путь в ловушку, чреватый полной потерей независимости.

Но куда деваться? Парадокс в том, что, понимая, сколь опасны игры с империей, прекрасно изучив ее нрав, Лукашенко вынужден все сильнее жаться к Кремлю.

Ранее в периоды острых конфликтов правитель Беларуси открытым текстом обвинял Москву в великодержавности, признавал, что “дикий крен” в ее сторону — явление нездоровое. Восклицал: хватит, мол, лететь на одном крыле.

Кремль с тех пор стал еще агрессивнее, принялся просто захватывать чужие территории. В понятиях Владимира Путина белорусская государственность — такое же недоразумение, как и украинская, просто вслух это не проговаривается.

Однако Лукашенко раскачивать геополитические качели уже не может. Теоретически он, вероятно, и не прочь вернуться к лавированию, пресловутой многовекторности (хотя и в лучшие времена она была условной). Но правитель слишком увяз в московской колее, которую окончательно выбрал ради спасения своей власти хотя бы в усеченном, сателлитном формате.

Так что сколько ни перетряхивай кадры в МИДе, внешняя политика останется дико деформированной из-за самой специфики режима, его эволюции в сторону вассалитета и тоталитаризма. Дипломатическому ведомству суждено барахтаться на мели.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru