ru
Arrow
Минск 22:48

“Отвел от пропасти” — и завел в джунгли. За 30 лет Лукашенко рассорился с соседями, осталась Африка

Александр Класковский
Политический аналитик. Более 20 лет проработал в БелаПАН
Лукашенко во время визита в Зимбабве (2023 год)
Архивное фото: пресс-служба президента Зимбабве

30 лет назад Александр Лукашенко отвел страну от пропасти, заявила сегодня председатель Совета Республики Наталья Кочанова. Эту политинформацию она прочла прибывшей в Беларусь жене президента Нигерии — Олуреми Тинубу. Вообще в Минске был сегодня африканский день. Сам Лукашенко встретился по очереди с той же Тинубу и супругой президента Зимбабве — Оксилией Мнангагвой.

Государственные СМИ, чтобы придать этим встречам важности, выспренне именуют африканских гостий первыми леди. Но для Лукашенко, рисующего себя политическим патриархом мирового масштаба, это, скажем так, скромный уровень контактов.

Есть своя символика и в том, что расцвет плодотворных связей с Африкой приходится изображать на фоне жестокого кризиса в отношениях с соседней Польшей. Да и с другими соседками — Литвой, Латвией, Украиной — режим рассорился вдрызг.

Дрейф же в сторону Глобального Юга аналитик Валерий Карбалевич расценивает как попытку властей насильственно сменить цивилизационный код белорусов, вырвать страну и общество из естественной европейской среды обитания.

Жажда безраздельной власти погубила европейский вектор

Кочанова построила свой пассаж на ассоциации с названием предвыборной программы Лукашенко 1994 года — “Отвести народ от пропасти”. Но куда за 30 лет правления вождь режима привел страну?

Возьмем внешнюю политику. В той программе было написано: “Президент будет прилагать усилия для повышения международного престижа, создания и поддержания на должном уровне репутации Беларуси как надежного и выгодного партнера, активного участника мировой, субрегиональной и региональной политики”.

Сегодня репутация Беларуси в демократическом мире — ниже плинтуса. Да, Лукашенко пробует играть с Китаем, делает ставку на Глобальный Юг. Но песок — неважная замена овсу. Выгодный, находящийся под боком европейский рынок, да еще и украинский, который тоже был для Беларуси премиальным, — потеряны.

Вспомним: в январе 1994-го, незадолго до первых выборов президента Беларуси, в Минске побывал тогдашний американский лидер Билл Клинтон.

Теперь это кажется фантастикой. Но тогда Запад с надеждой смотрел на молодое независимое государство, давал ему щедрые политические авансы. Лукашенко на заре президентства тоже несколько раз был приглашен в европейские демократии.

В марте 1995-го он прилетал в Брюссель, подписал соглашение о партнерстве и сотрудничестве с ЕС. Патетично заявил, что Беларусь таким образом сделала “первый важный шаг в направлении главной цели — вступления в Европейский союз”. Еще успел побывать с визитом во Франции в июле 1996-го.

А потом все пошло под откос. Жажда безраздельной власти погубила европейский вектор. То соглашение с ЕС так и не было ратифицировано, потому что референдум 1996 года и события после него Запад расценил как конституционный переворот.

А ведь когда-то Сикорски обещал три миллиарда

При этом Запад еще несколько раз пытался протянуть руку правителю Беларуси. Перед выборами 2010 года в Минск прилетал вместе с германским коллегой министр иностранных дел Польши Радослав Сикорски. Было сказано: если Беларусь проведет честные выборы, то получит от ЕС 3 млрд евро. Но та электоральная кампания закончилась разгоном Площади и посадкой в тюрьму большинства альтернативных кандидатов в президенты.

Теперь Сикорски, снова получивший тот же портфель, уже не верит в уговоры. Он сменил пряник на кнут, пугает закрытием границы, если Минск не прекратит гибридную войну при помощи нелегалов. А польский президент Анджей Дуда в Пекине открыто жалуется на Лукашенко председателю Си Цзиньпину.

Надежды Запада договориться с правителем Беларуси по-хорошему — иссякли. Теперь ему только грозят, нащупывают уязвимые места, усиливают санкции.

Но обрисованная выше ретроспектива опровергает утверждения Лукашенко и его пропаганды, что западники-де всегда мечтали его свергнуть за гордую независимую политику, растерзать страну.

Европе было выгодно покупать белорусские нефтепродукты, поляки охотно продавали всякий товар покупателям из-за восточной границы, Литва радовалась доходам от перевалки калия через Клайпеду. Нужно было сильно постараться, чтобы соседи стали отгораживаться железным занавесом.

Выпустят ли Почобута?

Сейчас аналитики гадают, почему вдруг Лукашенко решил выпустить горстку политзаключенных. Понятно, что в его милосердие западники и оппозиция не верят. Одна из версий — надавил Китай, которому важно сохранить транзит через Беларусь в Европу.

Но если так, то прежде всего стоило бы освободить активиста польской диаспоры Анджея Почобута, на чем настаивает Варшава.

Правозащитники из интересов безопасности пока не называют большинство имен тех, кого на днях выпустили. Однако можно предположить, что Почобута среди них нет.

Косвенно об этом говорит то, что Варшава продолжает прессинг. Сегодня поляки резко замедляли въезд грузовых автомобилей из Беларуси, сославшись на новые санкции ЕС. На днях же под видом усиленной проверки контейнеров Польша на 33 часа фактически блокировала движение железнодорожных грузов из Беларуси (в основном китайских) через терминал в Малашевиче.

Возможно, закавыка в том, что Почобут, человек гордый и сильный духом, отказывается написать прошение о помиловании. В прежние времена бывало, что Лукашенко в рамках политической игры с Западом отпускал иных политических узников и без такого прошения. Сейчас интрига не развязана.

Если Почобут выйдет, напряжение в отношениях с Варшавой немного спадет. Число нелегалов, штурмующих польскую границу, за последние недели уже заметно сократилось. И это косвенно свидетельствует, что Минск не хочет доводить ситуацию до полного закрытия границы с Польшей.

Но в любом случае прорыва в отношениях как с соседями, так и с Европой, Западом в целом ожидать не приходится. Когда Лукашенко кладет на одну чашу весов разрядку в этих отношениях (для чего нужно освобождать множество политзаключенных, останавливать репрессии), а на другую — интересы сохранения власти, догадайтесь, что перевешивает. То-то и оно.

Апофеоз цветущей многовекторности

Чтобы компенсировать чудовищные потери на западном направлении, режим налегает на “дальнюю дугу”. Но, как видим, даже у Китая, несмотря на декларации о “всепогодном партнерстве”, есть поводы для недовольства.

Недавнее вступление в Шанхайскую организацию сотрудничества, безбожно раздутое пропагандой Лукашенко, не даст Минску автоматически прогресса в торгово-экономических отношениях с ее членами: ШОС — в основном не про это.

С рядом стран Глобального Юга политические отношения и впрямь выглядят неплохо. В основном потому, что тамошние режимы тоже не блистают демократией.

Однако при этом они обычно бедны (если вынести за скобки вызывающую роскошь жизни вождей) и коррумпированы. Так что много не наваришь. На совещании в апреле Лукашенко пенял подчиненным за то, что “не выполнены планы по экспорту в дружественные страны дальней дуги”. Но здесь прорывов тоже не предвидится.

Львиная доля экспорта приходится на Россию. Однако при этом многое туда идет со свистом по причине войны. Перестанут стрелять пушки в Украине — и ряд ниш на рынке РФ может сузиться или захлопнуться.

А главное — зависимость от империи стала катастрофической. Да, за три десятилетия Беларусь отошла от пропасти нищеты. Но, во-первых, соседние страны ЕС ушли далеко вперед, отставание от них увеличивается. Во-вторых, Беларусь оказалась на краю другой пропасти — в шаге от полной потери суверенитета.

Лукашенко встречает Оксилию Мнангагву в Минске 10 июля 2024 года
Фото: пресс-служба Лукашенко

Однако показывать, что международная жизнь бьет ключом, как-то же надо. И вот в день 30-летия своей победы на выборах Лукашенко, вероятно, прервав реабилитацию на малой родине, вынужден был приехать в столицу для общения с женами африканских президентов. Выразил надежду, что когда-нибудь пожалуют в гости и их мужья.

В общем, демонстрация цветущей многовекторности получилась не особо впечатляющей.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
ru